Запомнить этот сайт
Рекомендуем:

Анонсы
  • Глава 8. Да, парень, ты влип >>>
  • Глава 6. Прогулка по пшеничному полю >>>
  • Глава 4. Любительница анекдотов >>>
  • Глава 2. Первая любовь >>>
  • Музыкальная черепаха. >>>





Проза и обсуждения


Случайный выбор
  • Глава 13. Случайные встречи  >>>
  • Глава 21. Вечер откровения  >>>
  • Глава 5. Прогулка  >>>

Анонсы:

Анонсы
  • Глава 7. Повезло ведь парню! >>>
  • Глава 5. Вот так джентльмен! >>>
  • Глава 3. Взгляд в прошлое.. >>>
  • Глва 1. Находка. >>>
  • Коварный изменник >>>






-----

Глава 6. Прогулка по пшеничному полю

Целую неделю не выходил у меня из головы мой новый знакомый. Как ни старалась я отогнать мысли о нем, они все равно возвращались. Я еле дождалась субботы. Как и договаривались, в восемь утра в субботу у моего подъезда остановились «Жигули». Я вышла из дома с хозяйственной сумкой, в которую положила немного еды, пару бутылок с минеральной водой. Все было в расчете на длительную прогулку и на двоих. Григорий стоял возле машины в светлом спортивном костюме, хорошо подчерки-вающем его атлетическую фигуру. Я невольно залюбовалась им. Да, кра-сивый парень, ничего не скажешь.
— Доброе утро, Анюта! — приветствовал он меня, забирая сумку из моих рук. — Я вижу, вы собрались на длительную прогулку, что запаслись даже водой. — Он поставил сумку в багажник и учтиво открыл мне дверцу машины, приглашая сесть в нее.
— Не только водой, но и едой. Здравствуйте, Григорий! А вы пунк-туальный! Весьма похвально! — проговорила я, удобно усаживаясь на пе-реднее сиденье рядом с водителем.
— Превыше всего ценю пунктуальность. Куда мы поедем? — он по-смотрел на меня такими ясными глазами, что мне стало немного не по се-бе.
— Туда, где море пшеницы и океан чистого воздуха. И подальше от цивилизации, от городского шума и суеты, от этой духоты и гари, — по-просила я неопределенно.
— Хорошо. Довольно ясный инструктаж.— Он обошел машину, сел за руль и вставил ключ зажигания. Мотор немедленно откликнулся до-вольным урчанием, готовый покорять любые расстояния.
— Вы не боитесь сажать пассажиров на заднее сидение? — спросила я.
— Нет. А почему такой странный вопрос? — удивился он.
— Да просто есть такой анекдот, — усмехнулась я.
— Я внимательно слушаю вас, — он замер в ожидании, с улыбкой поглядывая на меня.
— Сел один пассажир в такси и едет, а адрес не назвал, куда ему на-до. Потом он опомнился и, чтобы обратиться к водителю, хлопнул его по плечу. Водитель вздрогнул, втянул голову в плечи, съехал на обочину и в ужасе оглянулся на пассажира.
— Простите! — робко произнес пассажир. — Я не хотел вас так пе-репугать. Вы не спросили меня, куда мне надо ехать.
— Извините! — в свою очередь извинился водитель. — Просто я се-годня первый день работаю таксистом. До этого я водил катафалки.
Григорий от души рассмеялся.
— Ну, Анюта, с вами не соскучишься. В вашем репертуаре много анекдотов?
— Есть на все случаи жизни, — убедительно ответила я. — У меня исключительная память на них.
— Как у моей мачехи на песни. У нее на все случаи жизни есть по песне, которые она с удовольствием цитирует в нужный момент.
Мы уже выезжали за город. По дороге проносились в основном лег-ковые машины. Изредка важно проплывал переполненный автобус. Мы катили на юг, по великолепной дороге. Окна машины были открыты, ветер свободно гулял по салону. Мои волосы растрепались и развевались по вет-ру. Я не делала попытки поправить прическу, мне было удивительно хо-рошо. Я ехала в роскошной машине, рядом сидел потрясающий мужчина, который изредка кидал на меня восторженные взгляды. А что еще для сча-стья надо?
— Анюта, — обратился ко мне мой рыцарь, — что-то вы замолчали. Не слышу анекдотов.
— Так они вспоминаются по случаю, а не по заказу. Просто так, ни с того, ни с сего вспомнить трудно. Ладно, слушайте. Представьте себе по-ляну на краю леса и бабушкину избушку из сказки о «Красной шапочке». Представили? Так вот, в той избушке на бабушкиной постели лежит, кто бы вы думали? Вот именно, серый волк, и в ожидании смотрит на дверь. Вдруг от сильного толчка распахивается дверь, туда влетает внучка, кото-рая на лету одной ногой успела нажать на выключатель, а другой захлоп-нуть дверь. С лету она приземлилась на стул возле кровати и удивленно спрашивает:
— Бабушка, а почему у тебя такие большие уши?
— Да потому, что я осел, — ответил до смерти перепуганный волк и спрятался под кровать.
Мой рыцарь от души смеялся, с искренним удовольствием погляды-вая на меня. А я в тот день была, словно в ударе, и могла сыпать анекдота-ми до бесконечности. Мне нравилась его реакция на тонкий юмор народ-ных шедевров, и я готова была рассыпать эти перлы до бесконечности, только бы доставить ему удовольствие. Город остался далеко позади. По обе стороны дороги простирались поля созревающей пшеницы. Но мой рыцарь и не думал останавливаться, а я его и не торопила. Пусть едет. Мне все равно, где мы будем бродить по полю. Вдали показалась полоса леса. Вскоре Григорий свернул влево, и мы покатили по грунтовой дороге в не-известность. Справа был довольно густой лес, слева — желтое море пше-ницы. Солнце слепило нам глаза. Наконец, Григорий затормозил и остано-вился под раскидистым дубом на зеленом травяном ковре. Я вышла из ма-шины, сделала пару дыхательных упражнений, потянулась и глубоко вдохнула.
— Какой здесь кристально чистый воздух! — произнесла я, глядя в бездонную небесную лазурь, по которой проплывали небольшие пушистые белые облака.
А вокруг была такая тишина, что не передать словами. Нет, я не о той тишине говорю, когда ничего не слышно. Здесь была совершенно дру-гая тишина, в которую музыкой вплетался шепот листвы от легкого ветра, щебетание птиц, заботливо ухаживающих за своим многочисленным по-томством. Такую тишину надо уметь слушать и понимать ее. Здесь я была в своей стихии, где хотелось петь или читать стихи.
Моя дубравушка, дубрава,
Душистый сочный травостой…
Неожиданно прочитала я любимые строки.
Григорий посмотрел на меня удивленно, а когда я кончила читать, спросил:
— Откуда вы знаете эти стихи?
— Вы их тоже знаете? — вопросом на вопрос ответила я.
— Да. Я читал их и совсем недавно.
— Это моя тетя написала, — с гордостью сообщила я. — Она прода-вала свои книги на кольце девятого трамвая.
— А почему она больше не торгует? — спросил он.
— А вы ее знаете, что спрашиваете? — крайне удивилась я. Надо же! Тоже любит стихи.
— Знаю. Я у нее купил книжку с ее стихами. Откуда и знаю тот стих, который вы прочли.
— Она перестала торговать, стала писать романы. Говорит, что впе-чатлений ей хватит на сотню романов. Она ведь шесть лет стояла там, вы-шла одной из первых, когда обстоятельства ее крепко прижали. Вам по-нравились ее стихи?
— Не то слово. Многие из них я переложил на музыку, получились замечательные песни. Мы часто поем их под гитары всей семьей.
— Правда? Я не могу поверить, — я как-то по-новому посмотрела на Григория.
Надо же, какой музыкальный парень! Не ожидала. Он начал удив-лять меня. А до чего красивый, снова залюбовалась им я. Прямо картинка. Неужели он до сих пор не был женат? Куда же девушки смотрят в таком случае? Он подошел ко мне совсем близко, пристально посмотрел в мои глаза. У меня все внутри оборвалось. А вдруг поцелует? Я хотела этого и в то же время боялась. Со мной стало происходить нечто непонятное. Меня с неудержимой силой потянуло к нему. Я еле сдержалась, чтобы не под-даться искушению. Какая-то незнакомая истома разлилась по всему телу. Несмотря на свой возраст, я до сих пор не была в интимной близости с мужчинами и не знала всех тонкостей, которые происходят при этом с женщиной. Но то предвкушение неизведанного желания, которое вдруг так внезапно нахлынуло на меня с такой непреодолимой силой, было просто прекрасным. Надо немедленно найти выход из создавшейся ситуации, что-бы он не заметил моего смятения. Но ничего не шло на ум.
— Вы пойдете со мной на прогулку по пшеничному полю? — я с большим трудом произнесла первое, что пришло мне на ум. Он, вероятно, переживал нечто подобное, потому что не сразу понял, о чем я говорю.
— Нет, — с хрипотцой проговорил он, откашлялся, приводя голос в порядок. — Я не могу оставить машину без присмотра. Вы идите, а я по-хожу по краю поля, повожусь немного с машиной.
— Вы только проводите меня немного. Я хочу показать вам, чем ме-ня привлекают именно пшеничные поля.
— Пойдемте, — охотно согласился он.
Мы вместе подошли к полю.
— Пшеница посеяна рядочками, — стала пояснять я. — Старайтесь ступать по междурядью, чтобы не сломать под корень стебли, а то их тогда не смогут убрать комбайны. — Мы вошли в пшеничное царство и остано-вились метрах в десяти от дороги. — Дальше вам не стоит идти. А теперь стойте спокойно, внимательно слушайте и смотрите, только не оглядывай-тесь на лес. Представьте себе, что это поле без конца и края во все сторо-ны, как океан вдали от суши. — Мы постояли некоторое время молча. По-том я глянула на него и удивилась его серьезному и сосредоточенному взгляду. — Каковы ваши первые впечатления? И есть ли они вообще?
— Немного кружится голова, — удивленно произнес он и провел ру-кой по лбу. — Пшеница все время качается от ветра, и мне кажется, будто бы я нахожусь на палубе большого корабля.
— Так и должно быть. Когда на море качка, тоже кружится голова. А это перед нами и есть самое настоящее море, но сегодня шторма нет, толь-ко легкий ветерок. Он колышет пшеницу, и все перед глазами находится в движении. А что вы слышите? — Мы снова замолчали, прислушиваясь.
Я мельком глянула на него. Он вполне серьезно стоял и слушал не-уловимую музыку, которую наигрывали колосья под воздействием легкого ветерка. В легкий шелест пшеничных стеблей вплеталось стрекотание куз-нечиков. Совсем недалеко пролетела ласточка, почти скользя по иллюзор-ной поверхности желтого моря. И все это в ослепительно-ярких лучах ог-недышащего солнца. Он посмотрел на меня совершенно другими глазами.
— Спасибо, Анюта, — тихо сказал он, взял мою руку и поднес к своим губам. Все передо мной закачалось и поплыло куда-то. — Вы пода-рили мне удивительное мгновение. У меня такое впечатление, будто я по-бывал на концерте симфонической музыки, где играли в основном скрипки и виолончели. Спасибо вам! Я не буду задерживать вас. Вы идите и насла-ждайтесь общением с природой. Я буду ждать вас у машины.
И я пошла на нетвердых ногах, ожидая его оклика. Но он не остано-вил меня, хотя я всем своим естеством чувствовала, что он стоит и смотрит мне вслед. Я уходила все дальше и дальше, боясь оглянуться, не видя ни-чего перед собой, кроме его пытливых глаз, которые с таким вниманием смотрели на меня всего несколько минут тому назад. Боже, неужели я влюбилась? Как это прекрасно! «Даже солнце светит по-особому с той ми-нуты, как увидел я тебя», — вспомнились мне слова из какой-то песни. А ведь и, правда, солнце сегодня светило по-особому. А в небе такая голу-бизна, что трудно описать. Редкие белоснежные облака создавали на голу-бом полотне небосклона причудливые узоры, которые постоянно меняли свои очертания, как в калейдоскопе. А мне хотелось петь и радоваться, об-нять вселенную и прильнуть губами к облакам, мне хотелось настоящей любви и полноценной жизни рядом с любимым человеком. Господи! Да услышь мои молитвы!

 


Продолжение в главе "Повезло ведь парню"
 

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права принадлежат Вере Боголюбовой, при использовании материалов сайта активная ссылка на этот сайт обязательна