Запомнить этот сайт
Рекомендуем:

Анонсы
  • Глава 8. Да, парень, ты влип >>>
  • Глава 6. Прогулка по пшеничному полю >>>
  • Глава 4. Любительница анекдотов >>>
  • Глава 2. Первая любовь >>>
  • Музыкальная черепаха. >>>





Проза и обсуждения


Случайный выбор
  • Глава 7. Сибиряк  >>>
  • Глава 4. У подруги  >>>
  • Глава 11. Прогулка по ночному...  >>>

Анонсы:

Анонсы
  • Глава 7. Повезло ведь парню! >>>
  • Глава 5. Вот так джентльмен! >>>
  • Глава 3. Взгляд в прошлое.. >>>
  • Глва 1. Находка. >>>
  • Коварный изменник >>>






-----

Глава 21. Рыцарь из сказки

 

После Загса мы заехали в таксопарк, где в конторе нашли Константина Ивановича и Любовь Захаровну. Григорий завел меня к ним в кабинет и торжественно объявил:
— Папа и мама, мы с Анютой сегодня подали заявление в Загс. — Любовь Захаровна неожиданно расплакалась, я растерялась, решив, что она против нашего брака. — Все нормально, мое солнышко, — успокоил меня Григорий. Потом он шепнул мне на ухо, — я впервые назвал ее мамой, поэтому она расплакалась. Сейчас она успокоится.
Любовь Захаровна вышла из-за стола, за которым работала, подошла к Григорию.
— Спасибо, сынок! Ты меня просто осчастливил. Я даже не ожидала этого. — Она обняла Григория и трижды поцеловала его. — Желаю тебе большого счастья. — Посмотрела на меня, подошла, и тоже трижды расцеловала. — Будь счастлива, дочка. Хорошего человека ты выбрала себе в мужья. Дай вам Бог большого счастья! Костя, что же ты сидишь? — посмотрела она на мужа. — Оторвись от своих бумаг, благослови молодых. Ты же так мечтал, чтобы твой сын, чтобы наш сын женился, — исправила она ошибку.
Константин Иванович подошел к нам.
— Поздравляю вас. Вы приняли правильное решение. — Он пожал руку сыну, потом не выдержал и обнял его. Посмотрел на меня. — Буду счастлив назвать вас дочерью, Анюта,— он трижды поцеловал меня. — Когда свадьба, дети мои?
— Через месяц, — сказал Григорий и посмотрел на меня. — У нас будет свадьба?
— Почему такой странный вопрос? — удивилась я.
— Понимаешь, совсем недавно женился Семен. Так Анна категорически отказалась от свадьбы.
— Почему? — снова удивилась я.
— На это у нее были свои причины, — улыбнулся мне Григорий. — Я потом все расскажу тебе. Мы пойдем, мама и папа.
— Доброго вам пути, — утирая слезы, с улыбкой проговорила Любовь Захаровна. Григорий обнял меня за плечи, и мы вышли. И тут я спро-сила его:
— Почему Анна не хотела свадьбы?
— Понимаешь, она не хотела надевать белое платье, так как это у нее второй брак.
— А при чем здесь второй брак? — недоумевала я. — Я знаю случаи, когда женщины выходят второй раз замуж и надевают белое платье.
— Не положено. Белое платье — это знак непорочности. Его положено надевать только непорочным невестам. В противном случае должен быть наряд другого цвета. Вот Анна и отказалась от свадьбы. Она сказала, что если наденет платье другого цвета, то все гости будут знать, что Семен женится на женщине, которая уже была один раз замужем. Она пошла в Загс в синем платье. И свадьбы не было.
— А как же быть мне? — растерялась я.
— А ты здесь при чем?
— Но ты же меня обесчестил.
— Прекрати говорить глупости. Для меня ты останешься непорочной на всю жизнь. Ты подарила мне свою невинность, которую сохраняла столько лет. Я самый счастливый мужчина на свете. Не каждому выпадает такое счастье. — Он открыл дверцу машины, приглашая меня сесть в нее.
Мы сели в машину и поехали по городу уже без определенной цели. Время подходило к обеду. Я почувствовала, что сильно проголодалась.
— Григорий, поехали домой, я так проголодалась, что умираю от голода, — попросила я.
— Что у тебя припасено на обед? — спросил он.
— Ничего. Но у меня есть экспресс-метод быстрого приготовления обеда, которым я часто пользуюсь в экстренных случаях. Он себя вполне оправдывает.
— Он будет съедобным? — с лукавой усмешкой посмотрел он на меня.
— Постараюсь сделать его таковым, чтобы угодить тебе. — пообещала я. — Ты ведь любишь вкусно покушать?
— Может, лучше в ресторане пообедаем? — неуверенно предложил он.
— Мы там не сможем целоваться.
— Действительно, — он одарил меня своей обворожительной улыбкой, — тогда поехали к тебе, только с условием, ты научишь меня своему экспресс-методу.
— Обещаю. Иначе и быть не может, ведь ты будешь мне помогать.
Дома вместо того, чтобы готовить обед, мы начали целоваться. Только когда голод дал себя знать со всей силой, мы опомнились.
— Обед уже готов? — спросил он.
— Только десерт и тот под запретом врача по твоей вине, — неожиданно рассмеялась я от своей шутки. Мой смех поддержал Григорий, на-градив меня новой серией поцелуев.
— Тогда давай готовить, а то я умираю от голода. Пойдем на кухню, — потянул он меня за руку.
Я достала из морозильника вырезку говядины, протянула ее Григорию.
— Что с ней делать? — удивился он. — Ее размораживать надо не менее двух часов.
— Нет смысла ее размораживать. Мы сейчас приготовим строганину. Бери нож и начинай строгать мясо тонкими слоями. Вот так, — а показала ему, как надо делать. — Старайся строгать поперек волокон, тогда мясо будет нежным. — Он тут же принялся строгать мясо.
— Много надо?
— Соизмеримо с твоим аппетитом.
— Понял. Вопросов больше не будет.
Я налила в небольшую кастрюлю две пол литровых кружки воды, поставила на газ, бросила туда пару бульонных кубиков. Очистила пару картофелин, очень тонко нарезала. Туда же таким способом нарезала моркови и бросила целую луковицу, разрезанную не до конца на четыре части. Все это быстро закипело, я убавила газ и оглянулась, чтобы посмотреть, как идут дела у Григория.
— Достаточно? — спросил Григорий. На тарелке возвышалась внушительная горка струганного мяса.
— Нет, давай еще. Это оно сейчас смотрится, будто его много. На сковородке, когда растает, его будет совсем немного. — Он молча продолжал строгать мясо. Я поставила сковородку на огонь, налила туда рас-тительного масла, это для строганины. На маленькой сковородке я стала готовить заправку для супа. Положила на нее немного сливочного масла. Когда масло растаяло и стало кипеть, положила в него чайную ложку манной крупы, при помешивании стала жарить до золотистого цвета. Этим заправила суп, который уже был готов. К этому времени масло на другой сковородке раскалилось, и над ним появился легкий дымок. Я бросила туда настроганное мясо и стала помешивать, пока не испарился сок, выпущенный мясом. Потом убавила огонь до минимального и накрыла сковороду крышкой.
— Через пять минут будем кушать, — объявила я.
— Как? Ты же только что положила мясо на сковородку, — удивился Григорий.
— За один поцелуй я открою тебе секрет, — подставила я губы для поцелуя. Он с жадностью стал целовать меня. — Не увлекайся, дорогой, мясо уже готово.
— Не может быть, — засомневался он.
— А ты попробуй, — я в это время перемешивала мясо, подала ему кусочек. Он неуверенно отправил его в рот, пожевал и удивленно посмотрел на меня.
— В чем же секрет? — спросил он.
— В большом перепаде температуры, — стала объяснять я. — Мясо мороженое, температура его в морозильнике минус пятнадцать градусов. Предположим, пока ты строгал, его температура повысилась до минус пяти градусов. Масло на сковородке раскалилось, уже было с дымком. Его температура при этом около ста пятидесяти градусов, а может быть, и выше. Я положила в раскаленное масло мороженое мясо. При таком большом перепаде температур в мясе происходят сильные изменения на межмолекулярном уровне. То же самое происходит при приготовлении свеклы. Только в том случае наоборот. Свекла обычно варится более двух часов. Ее достаточно поварить всего час, слить горячую воду и залить холодной. От такого перепада температуры свекла быстро приобретает свойства готовой к употреблению. Вот и весь секрет.
— Потрясающе! — восхищался он с такой детской непосредственностью, что я невольно залюбовалась им. До чего же красивый муж будет у меня! Не муж, а просто картинка. Ни чем Бог не обидел его. Я тем време-нем стала разливать суп в тарелки, строганину прямо в сковородке поставила на стол.
— Садись, мой рыцарь из сказки. Кушать подано.
Он попробовал суп.
— М-м-м, как вкусно! А здесь, какой секрет?
— Ты хочешь все мои секреты за один день узнать? Не выйдет, дорогой. Я до следующего раза оставлю.
— Там добавки не будет? — Григорий доедал последнюю ложку супа.
— Будет. Давай тарелку. Вот видишь, не только ты меня удивляешь шедеврами кулинарного искусства, но и я смогла сделать это.
Строганина пошла на «ура». Потом мы пили чай.
— Сейчас ты позанимаешься на компьютере, не возражаешь? — предложил Григорий.
— Но он же совершенно новый, а поэтому пустой. В нем нет ни одной программы, — возразила я.
— Ты в этом уверена?
Я посмотрела в его хитрые глаза.
— Теперь нет. Ты уже ввел туда что-нибудь?
— Конечно. Сейчас увидишь.
До самого вечера Григорий терпеливо учил меня работать с компьютером. Он ввел туда программу бухгалтерского учета, по которой работала Любовь Захаровна в таксопарке.
— Привыкай, — наставлял меня мой рыцарь из сказки, — не век же тебе торговать на рынке. В Москву ты больше не поедешь, постарайся до свадьбы расстаться со своими товарами. После свадьбы мы поедем в свадебное путешествие. А потом ты пойдешь в помощники к моей матери. Ей давно на пенсию пора, ты заменишь ее, а она пусть с внуками возится. Оклад у тебя будет такой, какой и во сне тебе не может присниться. Можешь считать, что с работой вопрос у тебя решен.
— А как же институт? — забеспокоилась я. — Ведь я уже на третьем курсе. Я не хочу бросать, экономическое образование в современной жизни самое актуальное.
— Будешь учиться, как того хочешь ты. Экономическое образование тебе не помешает, а мама вполне может поработать, пока ты учишься.
Вот так одним махом он решил все мои проблемы. Я не возражала. Впервые в моей жизни я могла опереться на плечо надежного человека. Впервые в моей жизни я почувствовала, что стою на твердой почве, и мне не придется больше таскать непосильные баулы с товарами, а потом стоять на рынке и молитвенно заглядывать людям в глаза, чтобы купили хоть что-нибудь. Да пусть будут благословенны два колоса на одном стебле, которые я так тщетно искала всю жизнь, и благодаря которым Всевышний по-дарил мне встречу с этим замечательным человеком. Я послушно осваивала азы работы с компьютером и была просто потрясена теми цифрами, которые мелькали передо мной на экране монитора. Григорий давал пояснения по тем или иным вопросам, вводил меня в тайны коммерческого предприятия, который он вместе с Семеном основал много лет назад. Так мы проработали с ним почти до вечера. Потом с наслаждением обменивались поцелуями, пока голод не позвал нас на кухню.
Ночевать Григорий остался у меня. Мы спали на диване, крепко обнявшись, но он оберегал меня, не настаивая на близости. Наверно, доктор в платной клинике прочел ему хорошую нотацию, значит, не зря берут там деньги. Так прошла неделя. Торговать на рынок я больше не пошла, и была очень рада этому. Своего продавца предупредила, что кончаю с бизнесом, и посоветовала ей найти другую работу. Оставшийся товар по сходной це-не предложила соседям по прилавку, которые охотно меня выручили. Осталось сходить в налоговую инспекцию и заявить, что прекращаю свою предпринимательскую деятельность. Вот так закончился мой пятилетний марафон в торговле. Разбогатела ли я за это время? Вовсе нет. Просто не голодала и всегда имела в кармане деньги на хлеб. В конечном итоге после реализации всего товара у меня набралась приличная сумма, которую я не знала, на что потратить.
Да, у меня же впереди будет свадьба! Как я могла забыть об этом? А свадебный наряд? А приданное? Вот куда я буду тратить деньги. Я целыми днями носилась по магазинам и рынкам в поисках свадебного платья. Долго не могла найти подходящего наряда, но все же свой выбор остановила на приглянувшемся мне платье в магазине для новобрачных в Торговом Центре. Там же купила белые туфли и свадебный головной убор. Кажется все. Надо сообщить родителям, чтобы приехали на свадьбу. Мать с отцом уже перестали надеяться дождаться от меня внуков. Вот обрадуются! Собственно, зачем мне волноваться о своем приданном? Мама уже десять лет мне его собирала. Надо съездить домой к родителям, узнать, цело ли мое приданное? Не распродали ли они его в трудные годы перестройки. Если так, то ни единого слова упрека им не скажу. Спасибо, что живы остались.
Однажды вечером, целуя меня перед сном, Григорий сказал:
— Завтра поедем в клинику к врачу.
— Зачем? — удивилась я. — У меня ничего не болит.
— Прекрасно! Но не в этом дело. Врач категорически запретил мне трогать тебя, пока сам не даст на то разрешение. Я неукоснительно соблюдаю его требования. Но ты пойми меня правильно, мне нелегко даются ночи рядом с тобой. Я сгораю от нетерпения, я считаю дни и часы, когда закончится его запрет. Он велел приехать завтра. Только если у тебя все будет нормально, он снимет все запреты.
Я посмотрела в его прекрасные глаза. В них было столько невысказанной любви, что мое сердце откликнулось сладкой болью. Господи, сделай так, чтобы у меня было все в порядке, чтобы мой любимый мог получить от меня то, чего ему так не хватало для полного счастья, и о чем он мечтал все эти дни и терпеливо ждал своего звездного часа.
 

 

Продолжение в главе "Двигатель прогресса"

 

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права принадлежат Вере Боголюбовой, при использовании материалов сайта активная ссылка на этот сайт обязательна