Запомнить этот сайт
Рекомендуем:

Анонсы
  • Глава 8. Да, парень, ты влип >>>
  • Глава 6. Прогулка по пшеничному полю >>>
  • Глава 4. Любительница анекдотов >>>
  • Глава 2. Первая любовь >>>
  • Музыкальная черепаха. >>>





Проза и обсуждения


Случайный выбор
  • Глава 13. Случайные встречи  >>>
  • Глава 19. На волнах любви  >>>
  • Глава 8. В цирке  >>>

Анонсы:

Анонсы
  • Глава 7. Повезло ведь парню! >>>
  • Глава 5. Вот так джентльмен! >>>
  • Глава 3. Взгляд в прошлое.. >>>
  • Глва 1. Находка. >>>
  • Коварный изменник >>>






-----

Глава 2. Роковой день

Автор оригинала:
Вера Боголюбова

 

Если бы Ирина могла предположить, чем это кончится, то она бы вообще не затевала с мужем разговор на эту тему. Делала бы вид, что лечится. Тянула бы время. На курорт бы съездила. А там смотришь, и у него все наладилось бы само собой. В крайнем случае, можно было бы забеременеть от другого мужчины. Но такое ей и в голову не могло прийти. Нет, нет. Только не измена. Разве можно заглянуть в будущее? А надо бы. Жаль, что человечество еще не открыло такой возможности. А то заглянула бы в ближайшее будущее, хотя бы на день вперед, может, и не сделала бы этой непоправимой ошибки.
В один из вечеров Виталий был особо внимателен к жене. Помог после ужина помыть посуду, был нежен и ласков в постели, чего за ним ранее не замечалось. Ночь была довольно бурной. Он неистовствовал в любви. В небольших перерывах между любовью они засыпали в объятиях друг друга. Утром чуть не проспали. Наспех позавтракали и разбежались в разные стороны, каждый на свою работу.
Весь день Ирина ломала голову над неразрешимой проблемой. Как ей поступить? Какими словами убедить Виталия, чтобы он обратился к врачу? Вечером после работы она обошла несколько магазинов, купила хорошего вина, небольшой торт, немного мяса. К приходу мужа приготовила прекрасный ужин, красиво украсила стол, поставила рюмки и вино.
— О, какие запахи! — открыв входную дверь, радостно воскликнул муж. — У нас какой-нибудь праздник намечается? Или премию большую дали тебе? Признавайся! — спросил он, разглядывая роскошный стол.
— А разве ты только по праздникам кушаешь? — встретила его жена с улыбкой. — Просто настроение хорошее было. Прошлая ночь была великолепной. Я до сих пор не могу в себя прийти. Ты был неподражаем, дорогой!
— Тебе понравилось? Я подарю тебе и сегодня такую же ночь. Мы ведь должны добиться того, чтобы у нас был ребенок, не правда ли? — Он привлек жену к себе, стал нежно целовать.
— Ой, что же это я? Совсем забыла, — спохватилась молодая женщина. — Мясо ведь у меня пригорит. Давай иди под душ, стол уже накрыт, осталось только положить в тарелки жаркое. У меня уже все готово.
— У меня тоже готово. — Он глянул вниз. — Вот, видишь? Уже торчком стоит.
— Ты у меня, как пионер, “всегда готов”. — Рассмеялась Ирина, развернула мужа, подтолкнула его к ванной и стала доставать тарелки из шкафчика.
Из ванной Виталий вышел нагишом. На его красивом теле сверкали, переливаясь, капельки воды. Он выключил все газовые горелки, подхватил жену на руки и понес в комнату на диван.
— Мы начнем с десерта, — улыбался он, накрывая ее своим мокрым телом.
— До чего же ты нетерпелив, — проворчала она между поцелуями.
— Нам ведь нужен ребенок, дорогая. — Закрыл он ее рот своими губами.
За десертом последовал прекрасный ужин с вином, тостами, поцелуями. Ирина не могла оторвать глаз от лица своего мужа. До чего же красивый он у нее! Высокий, статный, широкоплечий. Кожа на лице слегка тронута загаром. Четко очерченные широкие брови, голубые глаза в окружении густых черных ресниц. Не глаза, а бездонные омуты. Волосы мягкие, густые, слегка волнистые, послушно ложились в любой прическе.
Он тоже любовался своей женой. Стройная, ладная. Все при ней. Светлые волосы красивыми кольцами обрамляли ее лицо. Яркие губы не требовали помады, кожа лица розовая, бархатистая. Глядя на нее, он всегда чувствовал прилив энергии и желания.
И только закончив ужин, Ирина решилась на смелый шаг.
— Знаешь, Виталик, я прошла самое детальное обследование у врачей.
— Да? И что же они у тебя нашли? Будут у нас дети?
— Врачи сказали, что я совершенно здорова. Они посоветовали пройти обследование тебе.
Она увидела, как он весь напрягся, с лица слетела самодовольная улыбка. Глаза сузились от гнева и ярости.
— Виталик, ты не воспринимай это так болезненно. Врач сказал, что когда у супругов нет детей, в пятидесяти процентах случаев в этом повинны мужья. Это вполне излечимо. Только тебе надо пройти обследование в поликлинике. Через год ты сможешь сделать мне ребенка. Не ты один такой, многие мужчины лечатся, когда у их жен нет детей.
— А этого не хочешь? — Он показал ей кукиш. — Я здоров. Это ты пустоцвет. Это тебе надо лечиться. Я что, импотент? Я что, тебя не удовлетворяю?
Он уже не контролировал себя и со злостью смотрел на жену, выкрикивая фразы на повышенных тонах. Его глаза метали молнии, руки были сжаты в кулаки.
Видя его реакцию, Ирина перепугалась. Она уже пожалела, что затеяла этот разговор. Муж бегал по комнате, его лицо было перекошено от злобы.
— Виталик, не надо так переживать. Это могут быть последствия какой-либо болезни, перенесенной на ногах, или тяжелой травмы. Ты когда-нибудь дрался в детстве с ребятами?
— Еще как дрался. Но это тебя не касается. Это было давно и не имеет никакого отношения к тому, что у тебя нет детей.
— Но, Виталик…
— Замолчи! А то я тебя сейчас придушу.
Вид у него был ужасающий. Ирина прижалась к стенке, сжалась в комочек, боясь, что он обрушится на нее с кулаками. Это был уже не ее муж. Перед ней был разъяренный зверь, готовый в любую секунду броситься на свою жертву. Она разрыдалась, уронив голову на руки. Ее слезы тронули его. Он стал успокаиваться, перестал бегать по квартире, улегся на диван, укрылся одеялом и отвернулся к стене. Ночь прошла сравнительно спокойно, если не считать, что Ирина так и не смогла заснуть, и проплакала до самого рассвета.
Утром Виталий ушел, не позавтракав. Вечером пришел, выпивши и с бутылкой водки. От ужина категорически отказался. Большими гранеными стаканами в три приема выпил всю водку, пустую бутылку сунул в карман брюк и молча покинул дом, даже не заметив слез своей жены.
Вернулся он где-то за полночь, не раздеваясь, упал на диван и проспал до утра. Больше он с ней не разговаривал. Ежедневное пьянство и упорное молчание мужа выводили из себя молодую женщину. Но она была терпелива, все еще надеясь, что он рано или поздно придет в себя и одумается. Но этого не происходило.
Такая обстановка в семье продержалась довольно долго. Постепенно из дома стали исчезать вещи. Однажды она не смогла найти мясорубку, в другой раз обнаружила, что из шкафа исчезли новые простыни. Собираясь однажды на работу, не нашла своего нового платья, которое купила накануне. Виталия уволили с работы за постоянное пьянство. Он перебивался временными заработками, если таковые подворачивались под руку. Так он постепенно скатывался в пропасть, из которой ему уже не было суждено выбраться.
В тот роковой день, где-то после женского дня, Виталий в хорошем подпитии ехал в троллейбусе. Перед этим была оттепель, а ночью ударил сильный мороз и выпал легкий снежок, припорошив опасную ледяную дорогу. Из дверей троллейбуса он сделал шаг, моментально поскользнулся, земля ушла из-под ног, и он всей массой своего большого тела рухнул на лед, ударившись головой о металлическую ступеньку троллейбуса. Смерть наступила мгновенно. Скорая помощь приехала довольно быстро, но единственное, что смог сделать врач, это зафиксировать его смерть.
Ирина узнала об этом на работе, где разыскала ее милиция. Дальше был сплошной кошмар. Спасибо, что сослуживцы помогли, не оставили в беде несчастную женщину. Похороны, поминки. Все происходило в каком-то нереальном и кошмарном сне. Потом забрала ее к себе Татьяна, с которой она вместе работала в ателье. У подруги она прожила почти неделю. Завтра исполнится девять дней, как погиб ее муж.
И вот она в своей квартире один на один со своим горем. Выплакав боль и обиду, уснула, даже не постелив постель.
Утром проснулась довольно рано. Сначала долго лежала, соображая, где она. Но нахлынувшие воспоминания болью отозвались в ее сердце. Она снова расплакалась. Облегчив немного душу слезами, поднялась, вскипятила себе чай. Продуктов в доме не было. Где-то нашла завалявшийся сухарик, размочила его в горячем чае, немного утолила голод. Делать по дому ничего не хотелось, но она все же вымыла полы, протерла влажной тряпкой мебель, снимая с нее накопившуюся за дни ее отсутствия пыль. Одевшись во все черное, вышла из дома.
На работу ей сегодня идти не надо. Оставаться дома в гнетущем одиночестве тоже не хотелось. Сегодня девять дней, как не стало Виталика. Надо забежать в ближайшую от работы столовую и заказать поминальный обед. Но даже туда ехать рано. Чтобы как-то скоротать время, не стала садиться на троллейбус, а пошла пешком. На тротуарах было слякотно и грязно. Чтобы не забрызгать чулки, шла медленно. Думать ни о чем не хотелось, так как все думы сводились только к одному. Теперь она одна.
Хоть и пил в последнее время Виталий, но ее не обижал. Только замкнулся в себе и все время молчал. Это молчание было настолько тяжелым, что не передать словами. Уж лучше бы он ругался, а не замыкался так в себе. И зачем она ему сказала о том, что от него у нее не будет детей? Что теперь казнить себя? Что было, то было. Время вспять не повернуть. А жаль!
Как теперь ей дальше жить? Накоплений никаких. С похоронами и поминками залезла по уши в долги. Помог, правда, немного профсоюз, выделив небольшую сумму. Соседи по дому собрали немного. Сослуживцы скинулись, кто сколько может. Но этого хватило только на похороны и поминки после похорон. А на девять дней ей одолжила Татьяна. Теперь она с ней долго не сможет рассчитаться. Правда, можно взять очередной отпуск и продолжать работать. Работа — это единственное, что может ей помочь. Да, точно. Теперь ее ничего не будет отвлекать, можно раньше приходить на работу, задерживаться допоздна. Даже можно домой брать незаконченные изделия, которые необходимо доделывать руками.
С этими мыслями Ирина дошла до столовой. Заведующей еще не было, но в бухгалтерии у нее приняли заказ, она рассчиталась. Осталось еще немного денег, которых вполне хватило на сто грамм карамелей и пачку печенья. С этими покупками она поехала на кладбище. Немного поплутав среди могил, нашла нужную ей. Венки еще не потеряли своего цвета, ограды не было, только маленькая табличка с фамилией.
Молодая женщина долго стояла у могилы, утирая слезы. Потом положила на холмик конфеты и печенье, медленно пошла с кладбища, не видя перед собой дороги.
 

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права принадлежат Вере Боголюбовой, при использовании материалов сайта активная ссылка на этот сайт обязательна