Запомнить этот сайт
Рекомендуем:

Анонсы
  • Глава 8. Да, парень, ты влип >>>
  • Глава 6. Прогулка по пшеничному полю >>>
  • Глава 4. Любительница анекдотов >>>
  • Глава 2. Первая любовь >>>
  • Музыкальная черепаха. >>>





Проза и обсуждения


Случайный выбор
  • Находчивый язь  >>>
  • Глава 7. Дорожные приключения  >>>
  • Глава 2. Первая любовь   >>>

Анонсы:

Анонсы
  • Глава 7. Повезло ведь парню! >>>
  • Глава 5. Вот так джентльмен! >>>
  • Глава 3. Взгляд в прошлое.. >>>
  • Глва 1. Находка. >>>
  • Коварный изменник >>>






-----

Глава 17. В тайге

Автор оригинала:
Вера Боголюбова

 

Неделя пролетела незаметно. Тата хорошо поправилась, щечки округлились. Ее звонкий смех звучал постоянно. Заметно посвежела и загорела Ирина. Между нею и дочерью крепла настоящая дружба и любовь. Молодая женщина постоянно была в работе, рядом с ней всегда находилась Тата. Работу по дому Ирина выискивала с удивительной способностью. Она успела сшить Екатерине Семеновне халат и платье. Привела в порядок и подрубила все занавески. Что-то стирала, мыла, протирала.
В подсобном хозяйстве у Сергея уже не было никакого скота, так как в связи с намечающимся переездом все продали. Только несколько кур да голосистый петух важно расхаживали по двору. В свободное время мать с дочерью носились по лесу, играя в разные игры.
Екатерина Семеновна не могла налюбоваться на Ирину. Хорошую женщину встретил ее сын. Простую, домовитую, работящую и скромную. И минуты не посидит без дела. Ее ни о чем не надо просить, все видит сама. Не гнушается никакой работой. Все делает играючи, с большой охотой и желанием. Татка от нее без ума. Вот только Сережа никак не решится перешагнуть через порог целомудрия. Ведь она прекрасно все видит, какими глазами они смотрят друг на друга. Им бы оказаться в таких условиях, чтобы рядом никого не было. Они вполне созрели, чтобы окончательно решить вопрос о совместной жизни. Это не дело, что они спят в разных комнатах. Оба молодые, здоровые. И нравятся друг другу. Как помочь им?
В конце недели, вечером, Сергей заявил:
— Я на несколько дней должен отлучиться в тайгу. Ириша, ты тут без меня не скучай.
— Сережа, возьми меня с собой, — неожиданно попросила Ирина. — Я сильная, вот увидишь. Я буду помогать тебе.
— Ирина, это женщине не под силу. Мне предстоит настолько трудная работа, что ты даже не можешь представить себе. Там нужна мужская сила.
— Я справлюсь. Обещаю тебе. Я сильная и выносливая.
— Но дорога тебе будет не под силу. Придется лазить по горам. Это ко всему еще и опасно.
— Я преодолею, Сережа. Только возьми меня!
Сергей взглянул на мать.
— А почему бы и не взять тебе ее, сынок? Она будет тебе готовить, а ты спокойно поработаешь.
— Но, мама, там же ни разу никто из женщин не был.
— Ничего, сынок. А ты нарушь это правило. Пусть Иринушка ближе познакомится с тайгой. Вам обоим это пойдет на пользу, — мать хитро улыбнулась, подмигнула сыну.
Сергея бросило в жар. Он понял, на что намекала мать, и сильно покраснел. Хотел возразить, но передумал.
— Хорошо, Ирина. Выходим на рассвете. Обдумай, что необходимо тебе взять с собой примерно на неделю. Только самое необходимое, без чего нельзя обойтись. Продуктов я постараюсь взять столько, чтобы нам хватило на двоих.
— И меня тоже возьмите, — подскочила Тата.
— Таточка, а я с кем останусь? — жалобно произнесла бабушка.
— Бабуленька, родненькая, миленькая, я так хочу с папой и мамой в тайгу. Отпусти меня! Пожалуйста!
— Нет, дочка. Путь у нас будет очень далеким и тяжелым. Будешь кушать хорошо, подрастешь, поправишься, тогда я возьму тебя, — возразил отец.
— Но это будет не скоро, папа, а я хочу сейчас.
— Даже не проси, — твердо сказал отец.
— Тогда иди сам. Мама пусть остается. Мне так хорошо с ней. Мы будем играть в прятки. Она мне будет читать сказки.
— Таточка, не грусти! — Ирина обняла дочь, поцеловала в обе щечки. — Мы с папой будем недолго отсутствовать. Вот увидишь! А когда вернемся, все вместе поедем в большой город, где в реке теплая вода и горячий песочек на берегу.
— Это правда, папа?
— Почему ты не веришь маме? Конечно, правда.
— Я буду очень вас ждать. Ну, просто очень, очень.
— Я буду по тебе очень скучать, — Ирина взъерошила кудряшки на головке девочки. — Ну, просто очень, очень.
— Мамочка, я так люблю тебя! — Тата поцеловала мать и крепко обняла ее.
— Я тебя тоже очень люблю, моя ненаглядная доченька. Пойдем, я почитаю перед сном тебе сказки.
Ирина с Татой ушли. Мать посмотрела на сына.
— Хорошая у тебя будет жена. А ты будь смелее, сынок. Она к тебе неравнодушна. Я это хорошо вижу. Только робеет и ждет твоего первого шага. Ты должен сам сделать его. Ты мужчина. Вся инициатива должна принадлежать тебе.
— Не все так просто, мама. Не надо торопиться в этом вопросе. Поспешность может все испортить.
— Вы сами все усложнили настолько, что теперь не можете никак выпутаться из этого. Что ты взял с собой из продуктов?
— Мясные консервы, крупу, муку. Как всегда. Там у меня еще от прошлого раза осталось много.
— Не забудь спички. Возьми запасные батарейки для шахтерских ламп.
— Я все уже упаковал в рюкзак. Не знаю, что Ирина с собой возьмет.
— Иди поспи немного. Скоро уже вставать.
Едва забрезжил рассвет, Ирина с Сергеем были уже далеко от дома. Их путь пролегал по едва заметным звериным тропам. Завтракали они на ходу, не сбавляя шага. Когда солнце было в зените, путь им преградила река.
Сергей долго стоял на берегу, прислушиваясь к таежной тишине. В тайге было спокойно, ничего не вызывало подозрений. Он подошел к куче валежника, потянул за сучок одной из веток. Перед ним распахнулась сплетенная из веток дверь. Под валежником было что-то в виде небольшого сарая, где находилась лодка-долбленка. Они вдвоем выкатили на катках лодку к самой воде. Весло было только одно. Сергей занес катки в сарайчик и поставил дверь на место. Сколько ни вглядывалась Ирина, но ничего не смогла рассмотреть в этом хаотическом сплетении веток.
Сергей положил рюкзак в лодку ближе к корме, посмотрел на спутницу.
— Ирина, садись на корму. Сиди спокойно и не двигайся. Лодка очень неустойчивая. Мы можем искупаться, потерять лодку и наши рюкзаки. Тогда придется ни с чем возвращаться домой. А мне бы этого не хотелось.
— Хорошо, Сережа. Мне рюкзак снять?
— Лучше сними. Мало ли что.
Но быструю и стремительную речку они пересекли благополучно. Сергей, стоял на носу лодки, работая одним веслом, загребая то слева, то справа. Потом они долго шли против течения по узкому каменистому берегу. Татьяна веслом отталкивала от берега лодку, а Сергей тянул ее за веревку. Но вот они уперлись в стену. Дальше идти было некуда. Сергей вытащил лодку на берег, подошел к куче валежника. Опять такой же сарай за хорошо замаскированной, сплетенной из веток дверью. Они спрятали туда лодку и весло.
Сергей подошел к реке, достал фляжку из рюкзака и набрал в нее воды.
— Дальше путь у нас будет очень трудным, — сообщил Сергей. — Будем лазить по горам. Сможешь? Нам нужно преодолеть эту гору. — Он показал рукой вверх.
— Не оставишь же ты меня здесь?
— Что ты, ласточка моя? Я теперь без тебя никуда. Давай, я помогу тебе надеть рюкзачок. Вот так. — Он слегка обнял ее за плечи, повернул к себе лицом, посмотрел в ее глаза. — Не устала еще, моя путешественница?
Она не могла оторвать глаз от его улыбающихся губ в ожидании поцелуя. Но он почему-то медлил, не торопился. Она со вздохом разочарования помогла Сергею надеть рюкзак.
— Пойдем, дорогая. Если устанешь, скажи. Сделаем привал. — Их взгляды снова встретились.
“Ну, поцелуй же меня!” — Безмолвно кричало что-то у нее внутри.
Он не услышал ее безмолвного крика, а только улыбнулся, глубоко вздохнул и указал Ирине направление, куда надо идти. Не идти, а ползти и лезть. Им просто предстояло преодолеть гору, не более, не имея при этом необходимого туристического снаряжения, кроме обыкновенной веревки. Он подвел ее вплотную к почти вертикальной стене горы.
Ирина слегка испугалась, но, вспомнив, что сама напросилась в это путешествие, прикусила губу. Увидев ее нерешительность, Сергей спросил:
— Может, вернемся, скалолазка моя?
Он был неистощим на ласковые слова, и каждый раз, слыша что-нибудь новое, она замирала. Ее сердце отзывалось песней, сладкой болью и непреодолимым желанием припасть к его губам. За время пребывания в тайге она ни разу не вспомнила о прошлом, словно окунувшись в новый мир, рожденной заново.
— Нет, — упрямо ответила она. — Ты иди первым, а я за тобой.
— Давай-ка я тебя привяжу к себе. — В его руках уже была веревка.
— Не надо! Я не сбегу.
— Ни сколько не сомневаюсь в этом. Но это в целях твоей безопасности.— С его лица не сходила счастливая улыбка.
— Тогда привязывай, — она подняла руки.
Он завел руки за талию, у нее перехватило дыхание, она закрыла глаза. Сейчас он обязательно поцелует ее.
— Вот и все, — Сергей дернул за веревку, Ирина пошатнулась и чуть не упала. — Ты крепче на ногах держись, альпинистка. Пошли.
— Куда?
— Вверх. Ты пойдешь первой. Я буду говорить тебе, куда ставить ногу, за что держаться руками. Иди сюда, вот смотри. Видишь, в скале в трех метрах отсюда торчат металлические штыри? Это я их набил, чтобы легче было взбираться. Шагай вот по этому карнизу. Держись за выступы, не бойся, вниз ни в коем случае не смотри. Когда доберешься до штырей, будет немного легче. Я все время буду рядом. В случае чего поддержу тебя. Вперед! Будь смелее! — Он подхватил ее за талию, легко приподнял и поставил на карниз.
Ее сердечко заработало учащенно. Ей по-настоящему было страшно. Прикусив губу, стала медленно продвигаться по карнизу. Вскоре появились металлические штыри. Стало намного легче и удобней. Рядом все время слышалось ровное и спокойное дыхание Сергея. Это придавало ей силы и уверенности. Так они поднимались около двух часов, но для Ирины это показались вечностью. Ей все хотелось посмотреть вниз, увидеть, высоко ли они поднялись, но она, помня запрет Сергея, удерживала себя от такого соблазна. Неожиданно перед ними раскрылся небольшой уступ довольно ровной площадки. Сергей помог ей преодолеть последние ступени, и она легла на камни.
— Я же предупреждал тебя, что дорога будет трудной, — начал было выговаривать ей Сергей.
— А разве я жалуюсь? — Она села и смело посмотрела в его глаза. — Я нисколечко не устала и могу лезть до самой вершины.
— До самой вершины нам не надо, но часок мы все же отдохнем. А ты сильная и выносливая, — похвалил он спутницу. — Мы довольно быстро преодолели эту часть подъема. Я сам иду намного медленней. Давай я помогу тебе снять рюкзачок, ложись и ноги положи на рюкзак.
— Почему ноги, а не голову?
— Ты чем ходишь?
— Ногами, конечно. Что за такой странный вопрос?
— Вот пусть они и отдыхают. Им больше всего досталось.
Сергей тоже лег и положил ноги на свой рюкзак.
В такой позе они пролежали полчаса. Ирина почувствовала, что исчезло напряжение в ногах, усталость уступила место желанию продолжать путь. Сергей поднялся, из бокового кармана своего рюкзака достал объемистый сверток. Развернул его. Содержимое поделил на две части, одну из них протянул Ирине.
— Ну-ка, попрыгунчик мой, давай перекусим малость. — Ирина приняла от него увесистый кусок пирога и с жадностью набросилась на еду.
— Далеко еще? — спросила она, уплетая пирог с рыбой.
— К вечеру дойдем, если будем в таком же темпе продвигаться дальше.
— А другой дороги разве нет?
— Только вниз.
— Можно, я посмотрю, высоко ли мы поднялись?
— Лучше не надо. Можешь испугаться, а нам предстоит еще подниматься. На, попей воды. — Он протянул ей фляжку.
Дальше подъем был заметно легче, порой они просто шли по уступам, поднимаясь все выше. Вскоре они вышли на звериную тропу, которая вела дальше в гору. Но теперь они шли между деревьев, за спиной не было пропасти. Ирина осмелела и прибавила темпа.
— Подружка моя, куда так торопишься? Выдохнешься скоро, быстро устанешь.
— Я не хочу ночевать в тайге.
— Мы и так будем ночевать в тайге. Где же еще?
— А куда мы, собственно, идем?
— Во дворец Али-Баба.
— Я серьезно спрашиваю.
— Я серьезно отвечаю.
— А, по-моему, ты никогда не бываешь серьезным. Ты вечно улыбаешься.
— Я стал улыбаться после знакомства с тобой. Я теперь не могу без улыбки.
— Правда? — Она остановилась и посмотрела в его глаза. От неожиданности он налетел на нее, чтобы не упасть, обнял ее за плечи. Они тяжело дышали. Такая близость взволновала их обоих.
— Слушай, подружка, так больше не делай! — со злом упрекнул он ее. — Предупреждай, если хочешь остановиться. Я же мог сбить тебя с ног. Хорошо еще, что тут пропасти нет. — Он смотрел на нее без улыбки.
— Вот видишь, оказывается, ты меня обманул.
— В чем я тебя обманул?
— Сказал, что не можешь без улыбки, а сам сейчас не улыбаешься.
— Солнышко мое ясное, так ведь ты меня разозлила, — его лицо расцвело в улыбке.
— Сереженька, ты такой красивый, когда улыбаешься. — Она ласково провела рукой по его щеке. Он вздрогнул и покраснел, не в силах оторвать своего взгляда от ее алых губ. Они манили его, звали. В голове туманились мысли. Кровь в нем стала закипать, естество его напряглось.
— Пойдем, дорогая. Нам еще долго идти. Не устала?
— Нет, что ты!
Дальше довольно долго шли молча. Ирина постепенно набирала скорость, дорога вела слегка под уклон. Идти стало намного легче.
— Ты куда торопишься, подружка? Так нельзя. Оставишь меня здесь одного, заблужусь без тебя.
Она оглянулась, не останавливаясь. Он улыбался, глаза его смеялись.
— Так уж и заблудишься. Пойдем скорее, пока дорога позволяет. Я не хочу до ночи бродить по лесу. Смотри, где солнце. Скоро оно совсем зайдет.
— Интересно, а куда ты так торопишься?
— Во дворец Али-Бабы. Сам же говорил, что мы туда идем.

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права принадлежат Вере Боголюбовой, при использовании материалов сайта активная ссылка на этот сайт обязательна