Запомнить этот сайт
Рекомендуем:

Анонсы
  • Глава 8. Да, парень, ты влип >>>
  • Глава 6. Прогулка по пшеничному полю >>>
  • Глава 4. Любительница анекдотов >>>
  • Глава 2. Первая любовь >>>
  • Музыкальная черепаха. >>>





Проза и обсуждения


Случайный выбор
  • Глава 17. Сказочная фея.  >>>
  • Глава 19. Дядя Сема, я так...  >>>
  • Глава 20. Звездное восхождение  >>>

Анонсы:

Анонсы
  • Глава 7. Повезло ведь парню! >>>
  • Глава 5. Вот так джентльмен! >>>
  • Глава 3. Взгляд в прошлое.. >>>
  • Глва 1. Находка. >>>
  • Коварный изменник >>>






-----

Глава 22. Жена

Автор оригинала:
Вера Боголюбова

 

После обеда Екатерина Семеновна уложила Тату спать, управилась с повседневными делами и присела на веранде за обеденным столом в ожидании пробуждения внучки. Солнце перевалило за полдень, куры угомонились, расположившись вдоль забора для отдыха. Петух важно обошел свой гарем и тоже стал устраиваться для отдыха. Неторопливость деревенской жизни настраивала на философские мысли. Вот и сидела женщина, погруженная в эти мысли.
Хорошую женщину встретил ее сын. Из нее получилась прекрасная мать для ее внучки. Главное — ребенок в ней души не чает. Всего две недели прошло, как Ирина появилась в их доме, а Тате уже стали тесными ее прежние наряды. Ребенок хорошо набирает в весе, появились ягодицы. Уже можно и по попочке похлопать, а то были одни мослы, обтянутые кожей. И настроение девочки стало совсем другое. То бывало, слова от нее не добьешься. Сидит и молчит, уставившись в одну точку. Никакие врачи, никакие лекарства не помогали. На глазах угасал ребенок. А теперь таким звоночком стала, рта не закрывает. То с куклой своей ведет постоянные беседы, то песенки поет, то хохочет над малейшей шуткой.
Дорога, по которой должны вернуться ее сын и Ирина, просматривалась с этого места далеко. Вдруг из леса вышли двое, по всему видать мужчина и женщина, хотя оба в брюках. Что поделаешь? Такова современная мода. Далекие путники держались за руки. Возвращения сына она ожидала только завтра к вечеру. Поэтому в приближающейся паре не сразу узнала сына и Ирину. Двое путников вдруг остановились, обнялись и застыли в долгом поцелуе.
— Срамники! — возмутилась старая женщина. — Белым днем идут и целуются. Ну, и молодежь ныне пошла! Не могут найти укромного местечка, прямо на виду целуются. Тьфу!
По мере приближения влюбленной пары ее настроение постепенно менялось в лучшую сторону. Наконец-то, в них она признала Сергея и Ирину.
— Господи! — стала креститься она. — Дай счастья моему сыну и этой славной молодой женщине. Договорились, видать. Нашли общий язык. И за этим надо было идти в такую даль? Не могли объясниться, как все люди. Наверно, так Господу было угодно. Сохрани и помилуй, Господь, моих детей!
— Здравствуй, мама! Мы вернулись! — Открывая калитку, весело провозгласил Сергей. Они подошли к веранде, сбросили рюкзаки. Екатерина Семеновна спустилась с веранды.
— Мама, в прошлый раз я привез мать для своей дочери. Сейчас я привез свою жену в дом.
— Поздравляю вас, дети мои! Желаю вам большого счастья! — Она расцеловала сына, подошла к молодой женщине. — Добро пожаловать, красавица, в наш дом! Будь в нем хозяйкой.
Ирина смутилась, покраснела.
— Можно мне называть вас мамой?
— Почту за честь, дорогая! — С трудом, сдерживая охватившее волнение, проговорила Екатерина Семеновна и протянула к Ирине руки.
— Спасибо, мама! — Она рванулась к этим рукам, и они крепко обнялись. — У меня никогда не было мамы, — разрыдалась Ирина на плече свекрови, которая тоже не выдержала и расплакалась.
— Этого еще не хватало! — возмутился Сергей. — Радоваться надо, а они слезы льют.
— Сынок, ты ничего не понимаешь. Большая радость не бывает без слез. Ирина сегодня приобрела себе мать, а я сноху. Когда свадьбу играть будем? С этим делом долго не тяните. Вся деревня с нетерпением ждет этого события.
— Завтра, мама. Мы прямо с утра отправимся в районный центр и узаконим наши отношения. Ты организуй, пожалуйста, все, как следует.
— Все будет сделано, сынок! Вся родня в курсе, только ждут моего сигнала. Дед Харитон уже нож наточил, чтобы зарезать кабанчика.
— Мама, а где Тата? — спросила Ирина у свекрови.
— Таточка спит после обеда.
— Ничего подобного! Я не сплю, мамочка! — Ребенок бросился в объятия матери. Ирина подхватила дочь, и они крепко обнялись. — А бабуля говорила, что вы завтра приедете.
— Татуля! — удивленно произнесла Ирина. — Я вижу, ты была послушной девочкой, хорошо кушала. Прямо заметно прибавила в весе. И щечки у тебя появились. Да румяные какие! — Тата улыбнулась и поцеловала мать. — Сереженька, посмотри, у нее ямочки на щечках обозначились. — Ирина снова прижала к себе ребенка. — Моя красотулечка! Доченька моя родная.
Через три часа у калитки их двора собралась стайка нарядных девушек. Взвилась ввысь и разнеслась по округе первая предсвадебная песня. Хор девушек пел “Ой, коло, ой, коло!” Хор был небольшой, но голосистых девчат было слышно далеко. И потянулись со всей округи, соседи, знакомые, родственники. Свадьба — это всегда большое событие, а для глухой таежной деревушки это еще и праздник, где можно петь, танцевать и веселиться.
Ой, коло, ой, коло!
Топтали траву.
Ой, коло, ой, коло!
Мужики богатые.
Ой, коло, ой, коло!
Сватовья сходатые.
Ой, коло, ой, коло!
Сватались за красную,
Ой, коло, ой, коло!
За Ирину Ивановну.
Ой, коло, ой, коло!
— Как красиво, Сереженька! — Ирина стояла у распахнутого окна и слушала песню. — Слова-то какие интересные. Они обо мне поют! Я такой песни ни разу не слышала.
— Это наши, сибирские песни, любовь моя. Таких песен ты нигде больше не услышишь. Только имена каждый раз называют разные, в зависимости от того, как зовут невесту.
За воротами уже пели “Цвет ты моя рябинушка”, за ней последовала “Как в Семенове, как в Семенове”. Одна песня сменяла другую, ни разу не повторившись.
— Они долго так будут петь, Сережа?
Он подошел к ней, обнял за плечи, поцеловал в щечку.
— До полуночи. Утром опять соберутся. Снова будут петь, но уже другие песни. Потом будут невесту продавать. С песнями повезут нас до ЗАГСа. Мы поедем туда на разных машинах. Обратно нас посадят вместе на белую “Волгу”, а все поедут в автобусе с песнями. Когда будет застолье, тоже без песен не обойдется. В двенадцать часов ночи нас проводят к брачному ложу, а пить, гулять и веселиться будут до утра.
— Сереженька, а у меня нет подходящего наряда, — обеспокоено заметила она.
— Нет проблем, мой бриллиантик, загляни в шкаф.
— Ты шутишь?
— Разве подобными вещами шутят, моя радость?
Она подошла к шкафу и открыла дверцы.
— Откуда оно? — воскликнула Ирина удивленно. — Какая красота!
— Пока мы отдыхали, кто-то успел съездить в районный центр по маминой просьбе. У нас же в деревне нет магазина.
— Какая прелесть! — восхищалась она нарядом. — Такое роскошное! Я его примерю. Хорошо?
— Конечно, примерь, мое солнышко! Я полюбуюсь.
— Нет. Ты должен выйти.
— Опять стесняешься? Сколько я уже тебе говорил, меня стесняться не надо.
— Нет, Сереженька, я тебя уже совершенно не стесняюсь. Но жених не должен до свадьбы видеть невесту в свадебном наряде. Так что выйди, пожалуйста!
— Хорошо, моя сладкая! — Он поцеловал ее в губы. — Наслаждайся нарядом, а я пойду к маме, может, помочь надо. А ты потом меня позовешь.
— Сереженька, у меня нет никакой косметики. Я ничего не взяла с собой из дома. Я же не думала, что буду выходить замуж.
— Тут столько молодых девчат, надеюсь, что у кого-нибудь обязательно найдется. Только за французскую не ручаюсь.
— Да по мне бы любую.
— Тебе вообще бы никакой косметики не надо. Ты обворожительная и так. Ты у меня красавица!
— Это для тебя, потому что ты просто ослеп от меня. А другие на это посмотрят иначе.
— Ладно, уговорила. Твое желание — для меня закон. Я пошел добывать тебе косметику.
В шкафу, кроме платья, Ирина обнаружила коробку с белыми туфлями, в которой были две крохотные коробочки с кольцами. Свадебный головной убор лежал на полке. Надев все это на себя, подошла к зеркалу. Оттуда на нее смотрела настоящая красавица, просто королева, в длинном до пола великолепном платье. Наряд был немыслимо богат по своему исполнению и дороговизне ткани. Уж в этом она понимала толк. Швея ведь. Она смотрела и вспоминала свою первую свадьбу. Скромное белое платье чуть ниже колен, без каких-либо излишеств. На голове ничего, только дешевая заколка из поддельного жемчуга. Им были не по средствам дорогие украшения. Она поймала себя на том, что о прошлом вспоминает без волнения. Прошлое осталось позади. Теперь оно будет только в ее воспоминаниях.
В зеркале Ирина заметила, что на окне слегка колыхнулась занавеска. Она подошла к окну, на подоконнике лежала чья-то косметичка. Ирина взяла ее в руки, открыла и обнаружила там все необходимое. Маникюрный набор, большой набор теней, тушь для ресниц, помада трех цветов. В тон помадам были три лака для ногтей. За дверью послышался шорох и вздохи. Ирина приоткрыла дверь.
— Мамочка, можно к тебе? Папа запретил мне заходить, он сказал, что ты примеряешь свадебный наряд. А я так хочу на тебя посмотреть в этом наряде.
— Заходи, мое солнышко. Это папе нельзя, а тебе можно.
— Какая ты красивая! Ты самая красивая мама на свете! Я тоже хочу выйти замуж. Я тоже хочу такой наряд.
— Но у тебя нет жениха.
— А у тебя есть?
— Твой папа.
— Разве папа твой жених?
— Конечно. Разве ты не знала?
— Какой же он жених? Он ведь папа.
— Самый настоящий жених, несмотря на то, что он твой папа. Просто завтра твой папа, женится на твоей маме.
— Как интересно! А где же я возьму еще одного папу, чтобы выйти за него замуж?
— Тебе для этого надо подрасти. Будешь взрослой, встретишь красивого мальчика, вы полюбите друг друга и поженитесь.
— Как долго ждать! — разочарованно произнесла девочка.
— Но если ты хочешь такой наряд, то у меня есть кое-что. Когда я собиралась поехать за тобой, то купила тебе платье в подарок. Но ты оказалась такой худенькой и маленькой, что я не стала тебе дарить. Боялась, что можешь расстроиться. А теперь ты хорошо поправилась, и оно будет тебе в самый раз.
— А где оно? Где мое платье? Покажи скорее! — Девочка в нетерпении запрыгала вокруг матери.
— Сейчас, моя родная. Оно все еще в чемодане. — Ирина достала из шкафа чемодан, раскрыла его. — Вот. — Она развернула воздушное розовое платье с множеством рюшек и с кружевной отделкой.
— Это мне? Можно, я его примерю? — Ирина помогла дочери надеть платье. Повертела ее вокруг оси.
— Даже укорачивать не надо. Поясочек немного туже затянуть и все. Нравится?
— Как красиво, мама. Можно, я побегу, бабушке покажу? — девчушка кинулась к двери.
— Не надо. — Остановила ее Ирина. — Мы завтра с тобой нарядимся и вместе выйдем. Договорились?
— Договорились. Только мне теперь расхотелось что-то замуж выходить. У меня и так есть нарядное платье.
Ирина рассмеялась и крепко обняла дочь. В дверь кто-то постучал.
— К вам можно, красавицы?
— Ой, Сереженька, нельзя. Мы сейчас снимем наши наряды. Подожди чуток.
Рано утром их разбудила веселая песня и звонкий смех. Во дворе уже были расставлены столы и скамейки. По одну сторону стола сидели девушки, по другую — парни. Шутки-прибаутки, песни, смех. Они передвигали тарелки, на которых лежали конфеты, пряники, различные поделки, деньги. За воротами стоял автобус, увитый лентами, украшенный цветами. Рядом стояли две белых “Волги”, их украшали девушки лентами, цветами и воздушными шарами.
Невесту и жениха, как требовал обычай, повезли на разных машинах. Из открытых окон автобуса вырывалась наружу песня, возвещая окрестность о радостном событии. После церемонии бракосочетания новобрачных посадили в одну машину, на капоте которой важно восседала Татина Ксюша. Сама же Тата сидела в автобусе вместе с молодежью. Ее тоненький голосок выделялся на фоне общего хора. Она с большим удовольствием пела свадебные песни.
К их возвращению во дворе уже были накрыты столы, изобилию угощения на которых может позавидовать даже самая богатая свадьба в городе. На каждом столе стояли вазы с лесной малиной. Икра красная и черная была представлена не на бутербродах, а в керамических вазах. Копчености и балыки редчайших дорогих рыб поражали своим ассортиментом. По всей деревне витал запах жареного мяса забитых накануне двух кабанчиков. Кур во дворе заметно поубавилось. Исчез голосистый петух. По всему видать, к свадьбе готовились всей деревней.
Для глухой таежной деревушки народу на свадьбе к удивлению невесты набралось очень много. Многие приехали в отпуск в родные края. Особенно много было детей, которые с криками и визгом носились по двору.
Невеста очаровала всех. Все, без исключения, нашли, что она с Татой очень похожи. Ирина послушно поднималась вместе с Сергеем на настойчивые крики “горько”. Когда начало смеркаться, повсюду зажглись елочные гирлянды и сотни электрических лампочек. Без пяти двенадцать новобрачных окружили парни и девушки и запели:
Тетера на стол прилетела,
Молодушка спать захотела.
Сергею с похмелья не спится.
Ирина на ноженьку ступает
Да Сергея спать позывает:
Пойдем, пойдем Сережа спати,
Летнюю ночь коротати.
— Нам пора уходить, любовь моя! — шепнул на ушко Сергей Ирине.
— Но здесь так интересно! Давай еще побудем.
— Ничего не могу поделать. По свадебному сценарию нам пора в постель, дорогая. Обычай того требует.
Пришлось Ирине подчиниться. Их проводили до самых дверей спальни под звонкие песни и двусмысленные шутки.
Только с рассветом стало угасать застолье. В помощь хозяйке осталось несколько женщин, которые перемыли посуду, навели порядок во дворе и стали заново накрывать столы. Три дня и три ночи продолжалось веселье. На четвертый день подъехали две белые “Волги”. В них загрузили несколько чемоданов и сумок. Екатерина Семеновна с Татой сели в одну машину, Ирина с Сергеем — в другую.

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права принадлежат Вере Боголюбовой, при использовании материалов сайта активная ссылка на этот сайт обязательна