Запомнить этот сайт
Рекомендуем:

Анонсы
  • Глава 8. Да, парень, ты влип >>>
  • Глава 6. Прогулка по пшеничному полю >>>
  • Глава 4. Любительница анекдотов >>>
  • Глава 2. Первая любовь >>>
  • Музыкальная черепаха. >>>





Проза и обсуждения


Случайный выбор
  • Глава 5. Лесная сказка  >>>
  • Глава 18. Два колоса в рамке  >>>
  • Глава 17. В тайге  >>>

Анонсы:

Анонсы
  • Глава 7. Повезло ведь парню! >>>
  • Глава 5. Вот так джентльмен! >>>
  • Глава 3. Взгляд в прошлое.. >>>
  • Глва 1. Находка. >>>
  • Коварный изменник >>>






-----

Глава 3. Как жить дальше?

Крах КПСС принес много бед для тех, кто был идейным руководителем некогда единой партии могучей страны. Ведь были же среди них такие работники, которые свято верили в идеи марксизма-ленинизма и честно трудились на этом поприще. Тимофей Никитович Краснов был одним из них. В школьные годы он был бессменным комсоргом класса, затем в институте неоднократно избирался комсоргом факультета. После окончания исторического факультета педагогического института перешел работать в горком комсомола. В последние годы был вторым секретарем горкома КПСС.
Теперь все. Можно поставить точку всему, к чему стремился всю свою жизнь. Немного щемило сердце, трудно было дышать, но он все же дошел домой. Увидев его бледный и измученный вид, жена забеспокоилась.
— Тим, что случилось? Тебе не здоровится? Вызвать неотложку?
— Нет, Люба. Сейчас все пройдет. Я только прилягу немного. Ты приготовь ужин. Завари покрепче чая.
Любовь Захаровна укрыла мужа пледом и отправилась на кухню. Через полчаса она вернулась к уже бездыханному телу.
После скромных похорон безутешная вдова бывшего второго секретаря горкома КПСС ходила по огромной квартире, ломая руки. Одета она была во все черное, глаза ее не просыхали от слез. Семен, единственный сын, сидел в кресле, наблюдая за матерью, готовый в любую минуту прийти ей на помощь.
— Ты бы шел отдыхать, сынок, — тихо проговорила мать. — Отца нам уже не вернуть. Надо думать, как мы дальше жить будем.
— У нас есть какие-нибудь сбережения, мама? Или мне бросить институт? — неожиданно спросил сын.
— Что ты, сынок! Тебе осталось учиться всего год. Как-нибудь перебьемся, пока я работаю. А там будет видно. Я без ведома отца покупала валюту на черный день, — она тяжело вздохнула и присела в другое кресло. — Как чувствовала, что беда свалится на нас так внезапно. У нас скопилась приличная сумма. Нам хватит, пока ты встанешь на ноги. Надо продать машину, гараж и дачу. Зачем нам они? На дачу без отца я не смогу поехать. Там каждый кустик, каждое дерево будет напоминать о нем.
— Не торопись с продажей, мама. Недвижимость всегда в цене. Продать мы сможем в любое время, если возникнет такая необходимость. А вот машину не мешало бы продать. Мне она ни к чему. Зачем ей ржаветь в гараже?
На девять дней они вместе поехали на кладбище. Возле могилы Тимофея Никитовича Краснова была свежая могила, усыпанная цветами. Мать с сыном посидели у могилы отца и мужа, погоревали и молча пошли домой. Горе ведь всегда несоизмеримо, и все его переживают по-разному. Но боль утраты надолго остается в сердцах родных людей.
Первый месяц почти каждый день Любовь Захаровна ездила на кладбище, искала пути и выходы, чтобы поставить на могиле мужа приличный памятник. И почти каждый раз видела у соседней могилы седовласого мужчину, который подолгу сидел на маленькой скамеечке, низко опустив голову. Иногда его плечи содрогались от безмолвных рыданий. Вскоре они стали раскланиваться, кивая друг другу головами. Горю свойственна одна особенность, оно сближает людей. Так они познакомились, часто садились на одной скамеечке и тихо беседовали, облегчая душу разговорами о близких, безвременно покинувших их.
Константин Иванович Седов, так звали нового знакомого, вызвался помочь безутешной вдове в постановке памятника ее мужу, так как сам занимался вопросом памятника для своей покойной супруги, которая скончалась после тяжелой и продолжительной болезни. Вдовствующие пожилые люди обменялись номерами телефонов и адресами. Оказалось, что они живут на одной улице в соседних домах. Однажды они пришли на кладбище с сыновьями. Молодые люди сразу же пожали друг другу руки. Они были знакомы еще с детства, учились в одной школе, только в параллельных классах. Сына Константина Ивановича звали Григорием. С кладбища все уходили вместе. Григорий с Семеном быстро нашли общий язык, так как оба были студентами. Семен Краснов учился в экономическом институте, Григорий Седов — в юридическом, унаследовав от своего отца любовь к профессии следователя. Их родители шли немного в отдалении, обсуждая вопрос о надгробных памятниках.
Страну тем временем продолжали сотрясать перемены. Нерушимый и могучий Советский Союз трещал по швам, расползаясь на небольшие самостоятельные государства, и в декабре 1991 года великая держава прекратила свое существование. Вместе с распадом СССР подал в отставку первый, последний и единственный президент Советского Союза Михаил Сергеевич Горбачев.
В тревожном ожидании страна встречала новый 1992 год. В магазинах пустые прилавки, километровые очереди у продуктовых магазинов, массовые сокращения рабочих мест, безработица. Отчаяние в глазах людей, обнищание незащищенных слоев населения, снижение прироста населения, большая смертность среди пожилых отчаявшихся людей. Январь ознаменовался либерализацией цен, мощной инфляцией, экономическими реформами. На рынки вышли миллионы вышвырнутых на улицу растерянных людей. Они выносили на продажу все, что можно было продать. Но спрос на барахло упал настолько, что некогда ценные вещи продавались чуть ли не даром, только было бы на что купить еду. Произошла переоценка материальных ценностей. Хрустальную вазу можно было купить за пару буханок хлеба. Страна катилась в пропасть экономического кризиса. В средствах массовой информации заговорили о какой-то черте бедности, через которую мы перешагнули или скоро перешагнем.
— Представляете, — говорила одна женщина другой, стоя в ряду торговок на Сенном рынке с детскими товарами, — у меня на сегодня нет даже хлеба на обед. Если бы я знала, что стану нищею! Если бы я только могла себе представить такое! Ведь в прошлой жизни я была директором школы. Подумать только, директором школы, всеми уважаемым и почитаемым человеком. А теперь я готова стоять на улице с протянутой рукой. Я доведена до такого отчаяния, что трудно передать словами. Жизнь мне стала не в радость. Разве это жизнь? — по ее морщинистым щекам текли крупные слезы.
— Да что тут говорить, — тяжело вздохнула стоящая рядом женщина. — Не вы одна такая. Я вот без мужа осталась, а у меня двое детей голодных сидят дома. Чем я их сегодня накормлю? Я уж не думаю о завтрашнем дне, мне бы сегодня что-нибудь подать на стол. А в доме ни крупинки. Стыдно смотреть детям в глаза. У меня ведь тоже высшее образование, которое сегодня совершенно не имеет спроса. Работала технологом на заводе, сократили. Как жить дальше?
«Как жить дальше»? — такой вопрос задавали миллионы россиян, доведенные до отчаяния, до той самой невидимой черты, о которой так образно вещали в средствах массовой информации. И тут начался бум частного предпринимательства. У кого водились небольшие деньги, те выкупали в частную собственность магазины, цеха фабрик и заводов. Изготовляли продукцию, имеющую повышенный спрос. Как на дрожжах стали расти небольшие ларьки и «комки». Повсюду расставлялись наспех сделанные прилавки. Улицы городов стали превращаться в торговые ряды. Цены росли с неимоверной быстротой. В стране появились нищие миллионеры. Парадоксально, но факт, так как деньги уже считались не на копейки и даже не на сотни рублей, а на миллионы. Инфляция съела все денежные сбережения россиян, которые хранились в государственном банке.

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права принадлежат Вере Боголюбовой, при использовании материалов сайта активная ссылка на этот сайт обязательна