Запомнить этот сайт
Рекомендуем:

Анонсы
  • Глава 8. Да, парень, ты влип >>>
  • Глава 6. Прогулка по пшеничному полю >>>
  • Глава 4. Любительница анекдотов >>>
  • Глава 2. Первая любовь >>>
  • Музыкальная черепаха. >>>





Проза и обсуждения


Случайный выбор
  • Глава 29. Предсвадебные...  >>>
  • Глава 5. Вот так джентльмен!   >>>
  • Глава 7. Повезло ведь парню!   >>>

Анонсы:

Анонсы
  • Глава 7. Повезло ведь парню! >>>
  • Глава 5. Вот так джентльмен! >>>
  • Глава 3. Взгляд в прошлое.. >>>
  • Глва 1. Находка. >>>
  • Коварный изменник >>>






-----

Глава 22. Двигатель прогресса

 

Стоило мне только переступить порог кабинета гинеколога, как доктор поднялся из-за стола и пошел мне навстречу.
— Рад приветствовать вас, Анна Розанова. — Он почтительно поцеловал мою руку. — Как вы себя чувствуете?
— Нормально.
— Ничего у вас не болит? Муж вас не беспокоил? — заботливо поинтересовался доктор.
— У меня ничего не болит, доктор. А муж меня только целовал и тяжело вздыхал по ночам.
— Вздыхал, говорите? Ну, ну. Ему крупно повезло, что он встретил вас. А неделя воздержания ему не повредит. Крепче будет вас любить. Раздевайтесь, — он пошел к раковине и стал мыть руки. Я быстро сбросила с себя брюки и трусики и взлетела на гинекологическое кресло.
Врач осмотром остался доволен.
— Ваш муж здесь? — улыбнулся врач.
— Стоит за дверью, — ответила я.
— Пусть войдет этот счастливчик. Я сам хочу порадовать его, что у вас все в порядке.
Из кабинета врача Григорий вышел с лихорадочным блеском в глазах. Он взял меня под руку и чуть ли не бегом повел к машине. Его руки слегка дрожали, и сам он был, как наэлектризован. Всю дорогу я читала «Отче наш», чтобы мы благополучно доехали домой. Но Григорий ни разу не ошибся на дороге, вероятно, Бог услышал мои молитвы. И вот мы дома. Атмосфера в квартире была настолько накалена, что мне казалось, будто пахнет озоном, как во время грозы. Он срывал с меня и с себя одежду, бросал куда попало, хотя всегда был аккуратистом. И только когда мы были в наряде Адама и Евы, немного успокоился и взял меня на руки. Его поцелуи пьянили меня, туманили сознание. Но самое интересное — я не теряла сознание, а трезво воспринимала происходящее.
— Все будет хорошо, дорогая! Не бойся. Я постараюсь не причинить тебе боли. Я люблю тебя. Поцелуй меня и скажи, что ты больше ничего не боишься.
— Я ничего не боюсь, мой рыцарь из сказки. Я люблю тебя, — говорила я, целуя его.
Он положил меня на диван, сам лег рядом. Я ожидала, что он зверем накинется на меня, чтобы удовлетворить свои плотские потребности. Но для него любовь была превыше всего. Именно любовь, а не секс. Он обрушил на меня такую лавину незнакомых мне ласк, что я постепенно растворялась в их неге, хмелея от каждого его прикосновения. Да что же он медлит? Во мне уже все трепетало от предвкушения предстоящей близости. Ноги сами раскинулись в разные стороны, и он с легким стоном накрыл меня своим телом. Медленно и осторожно он входил в глубину моей горячей плоти, не спуская с меня внимательного взгляда.
— Тебе не больно, дорогая? — его голос почемуто охрип.
— Нет, мне совсем не больно.
Он сделал пару движений вверх-вниз.
— А сейчас не больно?
— Нет, дорогой.
И тут на меня обрушился такой ураган сексуальной мощи, о существовании которого я и не предполагала. Не зря мне казалось, что у нас в квартире пахло озоном, как перед грозой. Вот это темперамент! Как же он мог терпеть столько времени, находясь со мной в одной постели? Только большая любовь могла его удержать от соблазна. Не просто любовь, а ЛЮБОВЬ с большой буквы. В какой-то момент он остановился и напрягся, и я почувствовала внутри себя мощное извержение эликсира любви из его плоти. Он тяжело дышал и был весь мокрым от пота. Да, видать этот труд не из легких. Он сразу обмяк и безвольно сполз с меня, не забыв поцеловать.
— Спасибо, мое солнышко! Я безумно счастлив! — Он в изнеможении лег рядом со мной.
В квартире надолго наступила тишина. Я лежала спокойно и анализировала происшедшие события. Вот он, оказывается, какой секс, двигатель прогресса, ради которого люди готовы на любые подвиги и жертвы. Понравилось ли мне? Ничего не могу сказать. Просто ничего не поняла, ведь это было всего один раз, и мой организм, который никогда не подвергался подобным испытаниям, никак не отреагировал, хотя было очень приятно подвергаться такому испытанию. Странно. Ведь Григорий мне не безразличен, так в чем же дело? По-моему, рано делать какие-либо выводы. Поживем-увидим. Я посмотрела на своего рыцаря. Он лежал с закрытыми глазами и улыбался. Вот он, наверняка, понял всю прелесть нашей близости, раз остался довольным и счастливым. Я осторожно взъерошила его волнистые волосы, которые оказались влажными от пота.
— Что, моя ласточка? — он открыл глаза, в которых было столько лучистого блеска и огня, что своим взглядом он мог воспламенить все окружающее нас. Мне для полного счастья не хватало только пожара. — Как ты себя чувствуешь? Ничего у тебя не болит? — нежно поцеловав, поинтересовался он.
— Нет, дорогой. У меня ничего не болит. А как ты себя чувствуешь?
— Я? — он рассмеялся. — Я на вершине счастья. Ты подарила мне столько радости и наслаждения, что мне трудно поверить в случившееся. Тебе было хорошо со мной? Ты удовлетворена?
— Не знаю. Я ничего не поняла.
— Ничего, еще поймешь, моя сладкая ягодка. Времени у нас много. У нас с тобой впереди большая жизнь и очень много любви. Ты должна мне родить двоих детей, как обещала.
— Как, еще будем кувыркаться? — удивилась я. — Разве тебе недостаточно?
— Будем, моя радость, будем. — Его сотрясало от смеха. — Еще как будем! Я должен дать тебе понять, что секс может приносить радость и удовольствие. Вот увидишь, тебе очень понравится, и ты сама в последствии будешь желать близости со мной. Иди ко мне, я обниму тебя и приласкаю.
С неожиданной страстью я прильнула к нему, и сама стала неистово его целовать. Мне хотелось как-то выразить свое чувство, показать ему, как я безумно люблю его, как он мне бесконечно дорог. Сначала он очень удивился моему неожиданному порыву, но потом с большим энтузиазмом подключился к игре, которая закончилась безумным танцем любви, когда мы оба уже не отдавали себе отчета в своих поступках и действиях. Было такое ощущение, что мы находились на гребне волны бушующего моря, и мы плавали, качались и взлетали на этой волне до полного изнеможения. И тут я поняла всю прелесть загадочного секса, в хмельном угаре которого мы находились довольно долго и не могли до конца насладиться друг другом. И только испив до конца чашу любви, мы на какое-то время застыли в объятиях друг друга, так как наступил тот апогей, с которым трудно расстаться, а еще трудней смириться, что он длится всего мгновение.
Мы оба тяжело дышали, как загнанные лошади. Оба были в поту. Я не могла сообразить, что же все-таки произошло. Голова кружилась, как после тяжелого похмелья, сердце бешено колотилось в груди. Мы долго приходили в себя, изредка поглядывая друг на друга.
— Ну, и огонь! Ну и темперамент у тебя! — восхищенно произнес Григорий. — Как же ты столько лет оставалась девственницей? Как же мужчины были слепы, что не рассмотрели до сих пор, какое сокровище живет на этой Земле? Пойдем под душ, дорогая. Нам необходимо немного остудиться и освежиться.
Мы долго стояли под холодным душем, обмениваясь поцелуями, пока нас не начало трясти от холода. Потом растирали друг друга махровыми полотенцами, пока кожа не покраснела. Укрывшись теплым одеялом, прижались друг к другу, чтобы согреться. Тепло постепенно наполняло наши тела, и мы незаметно уснули.
Для нас наступила новая пора в наших отношениях. Григорий взял кратковременный отпуск на работе и целыми днями проводил со мной в постели. Мы выходили из дома лишь затем, чтобы запастись продуктами. По вечерам иногда совершали длительные прогулки. В этот период для нас на первом месте была любовь со всеми вытекающими отсюда последствиями. Наша потребность в любви была настолько велика, что мы никак не могли утолить свой голод. И каждое соитие было желанным и продолжа-лось до бесконечности. Мы мало разговаривали о чем-либо, в основном целовались, занимались любовью и одаривали друг друга нежными ласками и ласковыми словами. Часто мы просто молча смотрели друг другу в глаза, и в такие моменты мы были самыми счастливыми на свете. Весь мир для нас сузился до четырех стен моей маленькой однокомнатной квартиры, и нам этого было вполне достаточно. О будущем мы не думали, жили только сегодняшним днем и наслаждались дарованным нам счастьем.
Приближался день нашей свадьбы. Григорий поинтересовался, есть ли у меня свадебный наряд. Я ответила утвердительно. Тогда он предложил мне съездить в ювелирный магазин за обручальными кольцами. Я, конечно, стала присматриваться к наиболее дешевым изделиям из золота, выставленными на витрине, в то время как Григорий о чем-то разговаривал с продавцом. Нас пригласили в соседний зал, где вокруг журнального столика стояли роскошные кресла, из запаски вынесли целый набор колец, поставили передо мной. Григорий попросил меня выбрать себе из них. Хоть я и не очень разбиралась в золотых изделиях, но и мне стало ясно, что такого товара на витрине нет. Это были изделия из золота самой высокой пробы в алмазной обработке. Я не стала спорить и послушно выбрала себе кольцо по размеру. Тогда мне подали вторую коробку с перстнями, где были изделия из золота с драгоценными камнями. Я долго ломала голову над тем, как бы мне вежливо отказаться от такой покупки. Но вспомнив семизначные цифры в бухгалтерской программе совместного предприятия Григория и Семена, по которой обучал меня мой будущий супруг, передумала. Я выбрала изящный перстенек с тремя небольшими бриллиантами. На этом наши покупки не кончились. Мне показали третью коробку, где были серьги. Теперь я старалась подобрать сережки, которые хорошо бы сочетались с перстнем. Все покупки Григорий положил во внутренний карман пиджака, и мы отправились домой.
Вечером я его спросила:
— Гриша, а где у нас будет свадьба?
— В ресторане, а где еще?
— Много будет гостей?
— Много, плюс еще гости с твоей стороны. Ты кого пригласишь?
— Приедут мои родители. Приглашу свою тетю и ее сыновей, то есть моих двоюродных братьев с их женами и детьми. Больше, вроде бы, мне некого приглашать. Я особо ни с кем не дружу. А кто будет вести свадьбу?
— То есть, как вести свадьбу? Пригласили там одного массовика, вот он и будет вести. А так все будет пущено на самотек, полная импровизация, как на всех свадьбах. Разве что не так? Или у тебя другое мнение на этот счет?
— Жаль, что я раньше не подумала об этом, — с огорчением произнесла я.
— А в чем, собственно, дело? Еще сто раз можно все изменить. Что ты предлагаешь?
— Понимаешь, я была на двух свадьбах, которые проводил мой брат Олег. Вот это талант. Там столько было выдумки, шуток, смеха. Все так и ходили за ним толпой в ожидании от него очередных неожиданностей, на которые он так богат. Давай попросим его, чтобы он провел нашу свадьбу.
— Давай, я не возражаю, — охотно согласился Григорий.
— Только его надо очень попросить, так как он занятой человек и по субботам работает, но мне он не должен отказать. Он очень любит меня.
— А где он работает?
— Он военный, подполковник. Преподает в военном училище. А вообще-то большой умница, пишет великолепные стихи.
— Видать, от матери унаследовал поэтическую натуру, — тут же сделал вывод Григорий.
— У него и дочь пишет великолепные стихи. Их уже печатали в одной газете, а недавно вышел сборник стихов молодых дарований, которые еще учатся в школе. Туда вошли два ее стихотворения. Я читала их. Хорошие стихи. Если она будет работать над собой, то вскоре на Российском небосклоне засияет новая звезда.
— Прекрасно, у нас будет свадьба с генералом и с тремя поэтами. У него есть домашний телефон? — спросил Григорий.
— Есть. Но только он не генерал.
— Какая разница, все равно с погонами. Звони ему немедленно, — он протянул мне сотовый телефон. Я набрала номер. Трубку взял Олег.
— Алло, — услышала я знакомый голос.
— Алло, привет Олежка. Это Анюта.
— О, Анка, сколько лет, сколько зим! Как поживаешь? А мы только сегодня о тебе вспоминали. Что-то давно не звонила. Замуж еще не вышла?
— Собираюсь, хочу, чтобы ты мне помог. Через две недели свадьба. Получили мои пригласительные? Я твоей маме отдала.
— Анка, это правда? А за кого выходишь замуж, за Петьку или за Василия Ивановича?
— Всего лишь за Гришку, — рассмеялась я. Он всегда подшучивал надо мной, и я на него не обижалась, так как это был добрейший человек.
— За Распутина, что ли?
— Нет, за Седова?
— Я такого не знаю, но от всей души тебя поздравляю! Желаю счастья! Так чем я могу тебе помочь?
— Олежка, пожалуйста, проведи мою свадьбу! У вас со Светой это так великолепно получается.
— Анюта, какое это будет число? А вдруг я в наряде?
— Двадцать третье августа, суббота.
— У меня в субботу рабочий день, ты же прекрасно знаешь, но я постараюсь что-нибудь придумать. Хочу тебя предупредить, что для проведения свадебного шоу надо пойти на определенные расходы.
— Какой может быть разговор, Олежка? Я готова. Сколько для этого потребуется денег?
— На различные реквизиты не менее пятисот рублей.
— Я даю тебе тысячу, только сделай все так, как ты считаешь нужным.
— Хорошо, Анюта. Сценарий у меня готов еще от прошлой свадьбы. Я только немного переработаю его применительно к тебе. Значит, твоего будущего мужа зовут Григорием? Откуда он родом?
— Саратовский. Какие сведения тебе еще нужны?
— Пока не знаю. Если возникнут вопросы, как мне с тобой связаться? Ты откуда звонишь?
— Из дома по сотовому телефону. Это Гришин телефон.
— Он там, у тебя?
— Да, рядом сидит и слушает наш разговор.
— Здравствуй, Григорий! Рад познакомиться.
— Здравствуй, Олег! — сказал Григорий. — Я тоже рад с тобой познакомиться.
— Какой у тебя номер телефона? — Григорий назвал ему. — В дальнейшем я буду поддерживать с тобой связь. Анюта, у тебя все? А то Света зовет ужинать.
— Все, Олег. Передай Свете привет и дочерям твоим тоже. Приятного аппетита! До свидания.
Я выключила телефон, посмотрела на Григория.
— Все получилось великолепно! У нас с тобой будет такая свадьба, какая тебе и присниться не может. Массовика исключи. Он будет здесь лишний. Оркестр будет?
— Обязательно. Там в ресторане хороший ансамбль.
— Теперь спокойно можно ждать дня свадьбы, — облегченно вздохнула я. — Олег со Светланой сделают нашу свадьбу сказочным шоу, вот увидишь. У них это великолепно получается. Позаботься, чтобы кто-нибудь имел кинокамеру, лучше две. — Разве я могла предположить, что последующие события отодвинут нашу свадьбу на неопределенное время.
 

 

Продолжение в главе "Срочная телеграмма"

 

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права принадлежат Вере Боголюбовой, при использовании материалов сайта активная ссылка на этот сайт обязательна