Запомнить этот сайт
Рекомендуем:

Анонсы
  • Глава 8. Да, парень, ты влип >>>
  • Глава 6. Прогулка по пшеничному полю >>>
  • Глава 4. Любительница анекдотов >>>
  • Глава 2. Первая любовь >>>
  • Музыкальная черепаха. >>>





Проза и обсуждения


Случайный выбор
  • Глава 12. Первое свидание  >>>
  • Глава 7. Новая семья  >>>
  • Глава 15. Первые всходы  >>>

Анонсы:

Анонсы
  • Глава 7. Повезло ведь парню! >>>
  • Глава 5. Вот так джентльмен! >>>
  • Глава 3. Взгляд в прошлое.. >>>
  • Глва 1. Находка. >>>
  • Коварный изменник >>>






-----

Глава 5. Неожиданный финал

Только к одиннадцати вечера Алексей приехал домой. Еще из окна машины он увидел, что в окнах их квартиры нет света. Значит, Людмилы еще нет дома. Он не стал заходить домой, а сел на скамеечку у подъезда, обдумывая предстоящую встречу с женой, которая может оказаться последней. К мысли о предстоящем разводе он уже привык и решил это дело не откладывать в долгий ящик, а поговорить с Людмилой сегодня же. Чем скорее это случится, тем легче им обоим будет расстаться. Собственно к этому финалу их совместной жизни они оба давно готовы, только не было подходящего повода.

К подъезду подкатил черный «мерседес». Из него вышли трое мужчин. Один из них открыл переднюю дверцу справа и подал руку спутнице. Неуверенно ступая на асфальт, вышла Людмила в явном подпитии. Компания была шумной и веселой. Мужчины проводили даму до самых дверей дома, пожелали ей спокойной ночи и вскоре укатили в неизвестном направлении. Минут через пять Алексей поднялся со скамейки и вошел в подъезд. Выходя из лифта на седьмом этаже, он увидел у дверей их квартиры жену, которая в отчаянии нажимала на кнопку звонка, держа ключи в руках.

— А, Алешенька! Привет! Я думала, ты дома. Помоги открыть дверь. Я так устала, а тут еще банкет устроили в честь моих небывалых успехов в Женеве. Я такой контракт заключила! Все в шоке от него.

Уже в коридоре она обернулась к нему.

— Здравствуй, милый! Прости, что так поздно приехала. — Она потянулась к нему за поцелуем. Алексей отстранился, чем немало удивил жену.— Ты не соскучился по мне, Алешенька? А я так соскучилась, что сил моих нет. Но я сначала приму ванну, сниму с себя заграничную пыль, чрезмерную усталость и излишний хмель.

Полчаса Людмила нежилась в ванне, потом долго стояла под душем. Наконец, вышла в новом прозрачном пеньюаре, который совершенно не скрывал ее соблазнительную наготу. Обычно после ее выхода из ванной Алексей подхватывал ее на руки и нес в спальню, где они долго предавались любви, одаривая друг друга возбуждающими ласками и бесконечными поцелуями. Людмила очень удивилась тому, что ее муж, вопреки установившейся в их семье традиции и неукоснительно исполняемой на протяжении многих лет, сейчас сидел в кресле и даже не подумал раздеться.

— Алеша, ты что? Ты совсем не соскучился по мне?

— Не в этом дело, Людмила. Нам надо с тобой серьезно поговорить, — без тени радости от встречи проговорил Алексей.

— О чем говорить, милый? — она села к нему на колени, пытаясь поцеловать его в губы. — Мы целый месяц не виделись с тобой. Пойдем спать, дорогой, и в постели все решим.

— Нет, Людмила. У нас с тобой больше не будет общей постели, — твердо заявил супруг.

Она поднялась с его колен и удивленно посмотрела на мужа, не веря услышанному.

— Лешенька, лапонька моя! В чем дело? Какая муха тебя укусила? У тебя появилась другая женщина? Так я не ревнивая. Ты крепкий мужчина и можешь запросто справиться с целым гаремом. А у меня две новости есть для тебя и обе хорошие.

— А у меня всего одна и та плачевная. Сядь в кресло, и будем обмениваться своими новостями. С какой начнем, с хорошей или плохой?

— Давай с плохой. Начинай! — Она села в кресло и с нескрываемым беспокойством уставилась на мужа.

— Даже не знаю, с чего начать, — неуверенно произнес Алексей.

— С самого начала, — посоветовала жена.

— Хорошо, буду рассказывать с самого начала. Ты прекрасно знаешь, что я гостил у родителей. Там в это время на каникулах был мой брат, Михаил. Уже перед самым отъездом он ознакомил меня с одной очень оригинальной компьютерной программой, которую сам составил. После ознакомления со всеми материалами и литературой по этому вопросу я окончательно убедился, что у нас с тобой, дорогая моя жена, никогда не будет детей. У нас полярные группы крови, а по законам наследования в таком случае вообще не может быть детей.

— Почему, Алеша? — В ее глазах появились слезы.

— А потому, что согласно этому закону, если у одного из родителей первая группа крови, то у ребенка не может быть четвертой. И наоборот, если у одного из родителей четвертая группа крови, то не может родиться ребенок с первой группой. Группы вторая и третья не могут появиться у детей, если они отсутствуют у родителей.

— Но бывают же случаи, — попыталась возразить жена.

— Да, бывают, — грубо прервал ее Алексей. — Это бывает в том случае, когда у человека с определенной группой крови отсутствует ген, который позволяет реализоваться этой группе. В этом случае простейший анализ определения группы крови всегда показывает, что у человека первая группа, хотя на самом деле она третья или вторая. Это так называемый «бомбейский фенотип». В таких случаях рождаются нормальные дети, и родители даже не подозревают об этом. Такой факт можно установить только при расширенном анализе крови, который проводят в исключительных случаях. А у меня первая группа. Понимаешь, первая? Без какой либо мимикрии. У нас с тобой никогда не будет детей. — Его голос дрогнул, горло сдавливал ком обиды. — Это очень печально, но факт неопровержимый и доказанный на практике в течение всех лет, прожитых нами вместе. У нас с тобой никогда не будет детей. Давай посмотрим смело в глаза правде и друг другу. Это очень печально. Мы оба с тобой здоровые и крепкие люди и вполне можем иметь своих детей, но с другими партнерами. Нам с тобой необходимо разойтись.

— Алешенька, но мы так любим друг друга! — Она уже всхлипывала, ладонью утирая слезы.

— Это действительно так. Но я больше не могу видеть твои страдания из-за того, что у нас нет детей. Ты так мечтаешь о ребенке, а я не могу тебе дать этой радости. И в этом не моя вина. Я тоже безумно хочу иметь своего сына, а лучше двух сыновей. Не откажусь и от дочери. Но с тобой у нас ничего не получится, дорогая. Давай лучше расстанемся хорошими и добрыми друзьями. Нам было хорошо с тобой все эти годы. И нам не чем упрекнуть друг друга. Я был безумно счастлив с тобой. Но этому счастью пришел конец. Эту квартиру я могу оставить тебе. Если нужны деньги, не стесняйся.

— Спасибо, Алеша! Мне ничего не надо. В эту поездку я купила себе роскошный особняк под Женевой.

— У тебя же есть под Парижем. Зачем тебе еще один?

— Надо было во что-то вложить заработанные деньги. Не везти же их сюда.

— Положила бы их в банк, — возразил Алексей. — В европейских банках с ними ничего не случится.

— И в банк положила приличную сумму. Так что материально я независима ни от каких обстоятельств. А квартира пригодится тебе, когда ты найдешь достойную партнершу, которая будет рожать тебе сыновей и дочерей. Тогда-то и наполнится эта огромная квартира детским криком и смехом, как мы мечтали когда-то с тобой.

— Нет. Я ее сюда не приведу. Здесь каждая мелочь будет напоминать тебя. Я не смогу в этих стенах любить другую женщину, в которых был так счастлив с тобой. А какие у тебя новости, о которых ты собиралась мне рассказать?

— Теперь это уже не имеет значение.

— А все же?

— Об одной я тебе уже успела сказать, о покупке особняка под Женевой. О второй новости при сложившихся обстоятельствах лучше не говорить. Это теперь не актуально.

— Я не настаиваю. Ты же прекрасно знаешь, что я не страдаю излишним любопытством.

— Это так все неожиданно для меня, Алеша, — после некоторой паузы произнесла Людмила. — Но ты, наверно, прав. Нам лучше разойтись. Ни для тебя, ни для меня еще не поздно начать новую жизнь. Для нас обоих стало в тягость отсутствие детей. Мы оба смертельно устали от бесплодных надежд и ожиданий. Обидно, что судьба обделила нас счастьем материнства и отцовства. Но этот удар судьбы мы должны вынести с честью и расстаться без обоюдных обид и упреков. Алеша, я безумно люблю тебя, и всю оставшуюся жизнь буду любить. Пойдем спать, дорогой! Мы пока что муж и жена. И не будем отказываться от того, чего никто отнять у нас не может. — Она с очаровательной улыбкой протянула ему руку.

— Нет, Людмила. Больше между нами не будет никакой близости. Давай не будем продлевать агонию безысходности. У меня такое впечатление, что у нас с тобой просто ничего больше не получится. Что-то перегорело во мне за эти дни. Какой-то механизм навсегда вышел из строя. У меня больше нет желания заниматься с тобой любовью. Прости за откровенность! Может, это и грубо с моей стороны, но я ничего не могу с собой поделать. Весь мой потенциал любви к тебе иссяк. Спокойной ночи, дорогая! Я буду спать в библиотеке, — он поднялся и вышел в соседнюю комнату.

Людмила ещё долго сидела в кресле, погруженная в глубокое раздумье. Было ли это для нее трагедией? Скорей всего нет. Всё шло к этому. Только уж очень неожиданно наступил финал. Хотя почему неожиданно? В этом тоже есть некоторая закономерность. Мысли о разводе в последнее время частенько посещали ее. Желание иметь ребенка, стать матерью, неотступно преследовало и не давало ей покоя. Не парадокс ли, что два совершенно здоровых, крепких и любящих человека не смогли дать жизнь своему потомству. И никакие медицинские светила не могли ответить на один вопрос: почему у них нет детей? И только посторонний человек, медик по образованию, совершенно случайно сумел раскрыть их тайну лишь потому, что решил составить компьютерную программу о прогнозировании пола ребенка.

Людмила медленно поднялась с кресла, постояла в нерешительности, обвела невидящим взглядом комнату, выключила свет и вышла в коридор. У двери в библиотеку она остановилась и прислушалась. В квартире стояла непривычная тишина, которая сдавливала со всех сторон. Она прислонилась спиной к стене, и слезы в два ручья хлынули из глаз. Дверь в библиотеку тихонько приоткрылась. Едва заметной тенью пред ней предстал муж. Он нежно привлек к себе жену, она порывисто обвила его руками и разрыдалась.

— Алешенька! Любовь моя! За что же такие испытания выпали на нашу долю? Я люблю тебя! Я люблю тебя! — твердила она сквозь рыдания, целуя его мокрые глаза. — Я не представляю, как я буду без тебя жить. Но нам надо расстаться. Ты прав, я тебя не осуждаю и не сержусь на тебя. Только я могу представить, чего тебе стоило заговорить со мной о разводе. У нас с тобой такая замечательная семья, мы даже ни разу не поссорились за все годы совместной жизни. Но я хочу иметь ребенка. Это выше моих сил. Давай останемся хорошими друзьями.

— Успокойся, радость моя! — Он поднял ее на руки и понес в спальню. Бережно опустив на постель, стал торопливо раздеваться. — Прости меня, что я так без особой подготовки сказал тебе об этом. Я бы никогда не развелся с тобой, но не могу дальше задерживать тебя при себе. Ты хочешь стать матерью. Я не буду препятствовать этому. Но я не могу подарить тебе счастье материнства по не зависящим от меня причинам. — Он уже лежал рядом с ней, осыпая поцелуями.

Их ласки были взаимными. Они старались утешить друг друга, уменьшить ту боль, которая снедала их, лишая счастья. Постепенно они разжигали  друг в  друге страсть, и, на какое-то время, забыв обо всем на свете, отдались любви, стараясь заглушить мысли о предстоящей разлуке. Потом долго лежали, не разжимая объятий, одаривая друг друга ласковыми словами и нежными поцелуями, как это было много лет подряд. Несмотря на такой большой срок совместной жизни, они сохранили свои чувства друг к другу в той первозданной свежести, как это было в их медовый месяц. Или если перефразировать, то все десять лет их супружеской жизни были сплошным медовым месяцем.

И вот сейчас с большой неохотой они разжали объятия, но только лишь для того, чтобы при скупом освещении ущербной луной посмотреть друг другу в глаза. Настал именно тот момент взаимных откровений, которого они страшились, но к которому оба стремились. Им так много хотелось сказать невысказанного ранее, выразить как-то словами свои чувства, переживания, мысли по поводу предстоящей разлуки. Но слова куда-то улетучились. Остались только многоговорящие взгляды, глубокие вздохи и щемящая боль где-то в глубине души.

— Прости меня, Лешенька! Прости меня, родной!— чуть слышно прошептали ее губы. — Прости меня, если я что-то делала не так. Не держи на меня зла. Я люблю тебя, и буду любить всю свою жизнь. Я никогда не забуду тебя. Ты в моем сердце останешься навсегда. Если у меня когда-нибудь будет сын, то я назову его Алексеем.

— За что тебя прощать, мое солнышко? Это ты прости меня, что я не смог дать тебе все. Но моей вины в этом нет. Если бы не твое навязчивое желание иметь ребенка, то мы бы с тобой жили и дальше, не зная забот, купаясь в лучах взаимной любви. Ведь мы все эти годы были очень счастливы. Правда?

— Правда, дорогой! — Она прильнула к нему. — Ты сочетал в себе черты замечательного мужа и великолепного любовника. Я уверена, ты был бы и прекрасным отцом. Но этого я уже не увижу. Это счастье достанется другой женщине, которую ты обязательно встретишь. Она подарит тебе много детишек. Эта квартира заполнится детским смехом и новым счастьем, который подарит тебе твоя избранница. — Она всхлипнула, и чтобы не поддаваться унынию, стала осыпать его грудь поцелуями.

Его руки начали жадно поглаживать ее бедра, поднимаясь выше до волшебных холмиков грудей с упругими бутонами сосков. Под натиском новой волны его ласк она застонала в предвкушении наслаждения, которое незамедлительно должно последовать за этими сказочными ласками.

 

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права принадлежат Вере Боголюбовой, при использовании материалов сайта активная ссылка на этот сайт обязательна