Запомнить этот сайт
Рекомендуем:

Анонсы
  • Глава 8. Да, парень, ты влип >>>
  • Глава 6. Прогулка по пшеничному полю >>>
  • Глава 4. Любительница анекдотов >>>
  • Глава 2. Первая любовь >>>
  • Музыкальная черепаха. >>>





Проза и обсуждения


Случайный выбор
  • Глава 9. Прошлое всегда с нами  >>>
  • Глава 17. Удивительная рыбалка  >>>
  • Глава 15. Предложение  >>>

Анонсы:

Анонсы
  • Глава 7. Повезло ведь парню! >>>
  • Глава 5. Вот так джентльмен! >>>
  • Глава 3. Взгляд в прошлое.. >>>
  • Глва 1. Находка. >>>
  • Коварный изменник >>>






-----

Глава 2. Фея из сказки

"Привет из Севастополя"

Однажды в институт из Москвы в командировку приехала большая группа офицеров. Один из них попал в лабораторию, где работала Ольга Николаевна. Слово за словом, шутка за шуткой, познакомились. Оказалось, что его зовут Сергеем Даниловичем. К концу рабочего дня он напросился к ней на чашку чая. Она внимательно оглядела его с ног до головы. Мужчина высокий, подстать ей. Темно-каштановые волосы слегка тронуты сединой, темно-серые глаза с хитринкой, обаятельная улыбка, умопомрачительные ямочки на щеках.
"Эх, где наше не пропадало! Бог высоко, его жена далеко. Застукать не сможет", - подумала Ольга, и все же колебалась в принятии какого-либо решения, но, вспомнив, что у нее ни гроша за душой, что на сегодняшний день нет денег даже на хлеб, решила согласиться на его предложение. Она пристально посмотрела в глаза новоявленному претенденту на сегодняшнюю ночь и увидела плотский огонь в его глазах. Под его хищным взглядом вскормленного и сытого самца она почувствовала себя нагой и беззащитной. В ее душе стала закипать ярость и недовольство на саму себя. Ведь чуть не уступила совершенно незнакомому человеку. Это обстоятельства современной жизни довели ее до такого отчаяния, что она чуть не оступилась, не уронила себя в собственных глазах.
Она оперлась обеими руками о стол и стала с большим трудом подниматься со стула. Ее лицо внезапно покраснело, потом стало медленно терять естественный румянец. Она только успела прошептать:
- За кого вы меня принимаете?
Ее глаза внезапно посветлели. Радужная оболочка глаз из темно-коричневой превратилась в золотисто-янтарную, и она медленно стала оседать на пол. Сергей Данилович только успел поддержать ее, чтобы она не стукнулась головой обо что-либо. Он не на шутку перепугался, лихорадочно окинув взглядом лабораторию, увидел телефон, схватил трубку.
- Слушаю, - ответила дежурная коммутатора.
- Директора, срочно! - проговорил он первое, что пришло на ум.
- Наумов у телефона, - услышал Сергей Данилович.
- Игорь Иванович, вам звонит Ларин. В лаборатории 39 женщина потеряла сознание.
- Сейчас я вызову врача, вы пока оставайтесь там.
Сергей Данилович присел на корточки возле Ольги Николаевны, проверил пульс, посмотрел в глаза женщине. Их цвет медленно стал меняться, темнеть. Когда они приобрели свой естественный цвет, она пришла в сознание. В дальнем конце пустого коридора послышался торопливый топот бегущих людей.
- Что со мной случилось? - удивленно прошептала Ольга Николаевна и попыталась встать, но ей это не удалось, и она снова потеряла сознание. Вновь зрачки ее глаз стали приобретать золотисто-янтарный цвет.
В лабораторию вбежали сразу несколько человек. Первым среди них был перепуганный директор. Он беглым взглядом окинул вытяжной шкаф и рабочую установку, на которой обычно проводились эксперименты с отравляющими веществами, но, убедившись, что вытяжной шкаф опечатан, успокоился. Значит, это не отравление.
Врач склонился над Ольгой Николаевной, внимательно осмотрел ее глаза.
- Голодный обморок, - было его заключение. - Сейчас мы ей введем витамины и глюкозу. Ее срочно необходимо поместить в стационар для обследования.
Весть о том, что у Ольги Николаевны на работе случился голодный обморок, облетела весь городок. И потянулся к ней в больницу поток посетителей. Первой, конечно, прибежала ее лучшая подруга, Ирина.
- Что же ты, Ольга, не могла ко мне прийти? Почему ничего мне не рассказала о своем бедственном положении? Неужели я бы тебе не помогла? -После поцелуев и объятий с укоризной проговорила подруга. - Сама ведь знаешь, работа у меня прибыльная. Денег я не считаю. Они рекой ко мне текут. У нас в городке с такой профессией я одна.
- Что с того? Это ведь у тебя работа прибыльная, а не у меня. Тебе только нахлебников не хватало. У самой семья.
- Хватит иронизировать. Я вот тут принесла тебе для подкрепления немного сметаны и твоих любимых бифштексов. Поправляйся. И еще вот шоколадные конфеты и шоколад. Это я могу приносить тебе в изобилии. Это, так сказать, плата за добрые услуги, которую приносят мне мои благодарные клиенты. У меня диабет, мне нельзя, а домашние уже не могут на них смотреть без отвращения.
- Спасибо, Ирина! Дай-ка я начну с бифштексов. Так давно не ела мяса, что забыла его вкус. А я ведь без мяса не могу, сама знаешь. Я ведь не только мяса, я хлеба давно во рту не держала. Картошка да свекла, вот и вся моя еда. Еще есть соления, на которые я смотреть уже не могу без содрогания. - Она откусила небольшой кусочек бифштекса, пожевала, прикрыв от удовольствия глаза. - До чего вкусно! Ты прямо волшебница, такие вкусные бифштексы! Спасибо тебе, Ирина! Давно не получала такого удовольствия от еды.
- Я завтра еще приду. Чего тебе принести?
- Ничего не надо, - улыбнулась Ольга. - Не траться. Только вот, если тебя не затруднит, возьми мои ключи, сходи ко мне домой и принеси мне халат, тапочки и предметы первой необходимости. Зубная щетка и паста в ванной на полочке перед зеркалом. В моей квартире ты хорошо ориентируешься, так что все найдешь.
- Хорошо. Я прямо сейчас и пойду. К вечеру все тебе принесу. Выздоравливай! - Ирина поцеловала в щеку подругу и ушла, помахав на прощание рукой. - Не скучай, скоро увидимся.
На следующий день ее посетил новый знакомый, на глазах которого она потеряла сознание. Ларин Сергей Данилович был сильно смущен, так как считал себя виноватым в случившемся печальном происшествии.
- Здравствуйте, Ольга Николаевна! Простите меня за все! Только не подумайте обо мне плохо. Как ваше самочувствие? Вы так напугали меня, что я до сих пор не могу в себя прийти. Это я виноват, что затеял тот разговор. Простите меня, если можете!
- Что вы, Сергей Данилович! Вы здесь абсолютно ни при чем. Уже скоро восемь месяцев, как мне не выдавали зарплату.
- Как же вы живете? - в ужасе спросил мужчина.
- Сама не знаю. Как все в нашей самой богатой стране, доведенной до отчаянного состояния. Парадоксально, но факт.
Разговорились о жизни, о ценах, о постылых бесконечных очередях, об унизительных карточках на сахар и на водку. Ольга стала расспрашивать гостя о столичной жизни, о музеях. Разговор перекинулся на литературу и искусство.
- А теперь, Ольга Николаевна, расскажите немного о себе, - попросил гость.
- Что рассказывать? Одинокая я. Замуж ни разу не выходила. Был у меня парень, любила я его очень. Он погиб в Афганистане. До сих пор забыть не могу. Лежит мой Алеша глубоко под землей. Часто хожу к нему на могилу. Вот и все.
- И кроме первой любви у вас больше не было мужчин?
- Нет. Алеша был единственной моей любовью. А я оказалась однолюбом.
- Простите! Мне даже как-то неловко. Я думал, что вы…
- Ничего страшного. Обо мне так многие думают. Просто у меня яркая и вызывающая внешность. Только никто не знает, что за этой внешностью скрывается очень одинокая женщина, которая ни за какие блага в мире не согласится даже на легкую любовную интригу.
- Я это уже понял. И еще раз прошу у вас прощения. - Он с какой-то неподдельной нежностью посмотрел на нее.
- Считайте, что вы прощены, и забудем об этом, - приветливо улыбнулась Ольга Николаевна, продемонстрировав ряд безупречно белых и ровных зубов.
- Вот и хорошо! Спасибо вам! Не держите на меня зла. Я вам тут принес немного подкрепления, - и он стал выставлять на тумбочку банки с тушенкой и со сгущенным молоком.
- Что вы, Сергей Данилович? Зачем? В больнице неплохо кормят. Ко мне подруга часто приходит со своими кулинарными шедеврами. И еще чуть ни пол города уже побывали у меня. Каждый что-нибудь принес. Я завалена продуктами. Посмотрите, уже ставить некуда.
- Позвольте мне немного побеспокоиться о вас, чтобы как-то искупить свою вину перед вами. Я теперь никогда не забуду вас. Вы будете моей женщиной из несбыточной мечты, женщиной из неправдоподобной сказки. - Он посмотрел на часы. - Я зайду к вам перед отъездом. Вы позволите навестить вас еще раз? - Он поднялся.
- Если у вас на это будет время. Я провожу вас до ворот, - подхватилась Ольга.
- Нет, что вы! Не надо! - встревожился он. - Вам лежать надо.
- Не волнуйтесь! Я больше в обморок не упаду. Я же не больная. То был голодный обморок. Теперь меня откормили, и я твердо стою на ногах, - для наглядности она поднялась, пританцовывая, потопала на месте ногами.
На ней был просторный пестрый халат. Ольга Николаевна была такая домашняя и доступная во всей своей непревзойденной красоте. Гость в восхищении безмолвно покивал головой, боясь проронить лишнее слово, чтобы не обидеть гордую и красивую женщину. Но когда она небрежно перевела со спины на грудь свою косу, он не сдержал восклицание восхищения. Да, тут было чем восхититься. Коса каштанового цвета толщиной в руку, отливая золотыми бликами, почти достигала колен. Такую красоту в наше время встретить довольно трудно.
- Впечатляет? - улыбнулась она, увидев неподдельный восторг в его глазах.
- Я ничего подобного еще не видел в своей жизни! Какая красота! Как вам удалось вырастить такую прелесть? За ней, наверно, трудно ухаживать? Можно ее потрогать? - он протянул руку.
Она подняла край косы и протянула ему.
- Пожалуйста, не жалко. Да, вы правы, чтобы вырастить подобное чудо, нужны десятилетия. Но это единственная моя отрада и гордость. Алеша очень любил мои косы. В память о нем я со школьных лет ни разу не подстригала волосы. Мне кажется, что они до сих пор хранят теплоту его нежных и ласковых рук.
Мужчина взял в руки край косы, нежно погладил ее, потом приблизил к своим губам и робко поцеловал.
- Вы настоящая фея из сказки! Вы такая красивая! Вам кто-нибудь говорил об этом?
- Слишком много и так часто, что я уже перестала верить в это, - покачала она головой.
- Вы ослепительно красивы! - не сводя с нее восхищенного взгляда, тихо проговорил он.
- Вот из-за этого у меня все неприятности, - тяжело вздохнула Ольга Николаевна.
- Какого рода? - удивился мужчина.
- Мужики липнут ко мне, как пчелы на свежий мед. Некоторые проходу не дают. Так это все надоело.
- А вы? - с искоркой любопытства во взгляде спросил Сергей Данилович.
- Даю отпор, как могу.
- Надолго вас хватит?
- Надеюсь, что и в будущем сумею себя защитить.
- Вы знаете, Ольга Николаевна, мне даже как-то неловко. У меня такое самочувствие, что я посягал на вашу непорочность.
- Не буду скромничать. Я ведь женщина одинокая. А вы хоть можете себе представить, что это такое? Иногда волком выть хочется, так требуется мужчина. Простите, что я с вами так откровенна. От природы никуда не денешься, она требует, что ей положено. Наревусь иной раз в подушку да с этим и засыпаю. А утром все тело стонет от желания, от неудовлетворенности. Приму холодный душ и бегу на работу. А там кобели вокруг шастают да по ножке норовят погладить, а то и по заднице похлопают. Каково мне? Переспала один раз с Алешей, когда его в армию призвали. Постелью нам была зеленая травушка, крышей - небо звездное, музыкой - соловьиные трели. Вот так и живу воспоминаниями всю свою жизнь. И косу только поэтому берегу, как зеницу ока. Мне иной раз кажется, что если я отрежу волосы, то из моей жизни уйдет нечто важное, без чего я не смогу жить дальше.- Они шли по тенистой аллее больничного парка. В это время много больных прогуливалось по парку, некоторые сидели на удобных скамейках.
- Ольга Николаевна, простите за назойливость. Неужели вы так больше никому и не приглянулись, чтобы создать семью?
- Семья без любви - это уже не семья. Ко мне многие сватались, но сердце мое так никому и не открылось. У вас есть сигареты? - неожиданно спросила она.
- Вас "Маrlbоro" устроит? - он протянул ей пачку сигарет. - Разве вы курите?
- Какая роскошь? - Она поднесла пачку сигарет к носу, глубоко вдохнула сигаретный аромат. - Я о таких сигаретах только могла мечтать. Я курю самые дешевые сигареты: "Приму" или "Астру". И то растягиваю удовольствие от одной сигареты на несколько раз. Даже на них нет денег. А курю я давно. Уже больше десяти лет. Закурила от тоски, одиночества и безысходности. - Она достала из пачки сигарету, слегка помяла ее в руках, пошарила по карманам, но спичек у нее не оказалось. Ольга Николаевна с глубоким вздохом сожаления хотела положить сигарету обратно в пачку.
- Возьмите, - Сергей Данилович протянул ей зажигалку. - Я дарю ее вам. Пусть хоть какая-то память обо мне у вас останется.
- Спасибо! Вы очень добры. - Она взяла сигарету в рот и прикурила от крохотного пламени зажигалки и протянула обратно хозяину.
- Я же сказал, что дарю ее вам, - улыбнулся он.
- Вот от этого я не откажусь, - обрадовалась она, и положила подарок в карман халата.
Дальше они шли молча. Ольга Николаевна небольшими затяжками наслаждалась дорогой сигаретой. У самых ворот Сергей Данилович подал ей руку.
- До свидания. С вашего разрешения я зайду к вам перед отъездом. Не возражаете? - Он внимательно посмотрел в ее глаза, не похотливым взглядом, а взглядом хорошего и доброго друга, готового прийти на помощь по первому зову.
- Если только будет у вас возможность. Если не придете, я не буду на вас в обиде. - Она посмотрела в его глаза и поймала себя на мысли, что ей хочется прильнуть к его груди и слить воедино их дыхание долгим поцелуем.
Сергей Данилович ушел торопливой походкой, не оглядываясь. Ольга долго стояла у ворот, с грустью глядя ему вслед. Все-таки везет ей в жизни на хороших людей. Надо же, пришел навестить совершенно чужую женщину только потому, что она потеряла сознание в его присутствии. А может быть, он действительно сильно перепугался тогда?

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права принадлежат Вере Боголюбовой, при использовании материалов сайта активная ссылка на этот сайт обязательна