Запомнить этот сайт
Рекомендуем:
Самая детальная информация семинар организация строительства на нашем сайте.

Анонсы
  • Глава 8. Да, парень, ты влип >>>
  • Глава 6. Прогулка по пшеничному полю >>>
  • Глава 4. Любительница анекдотов >>>
  • Глава 2. Первая любовь >>>
  • Музыкальная черепаха. >>>





Проза и обсуждения


Случайный выбор
  • Глава 18. С Женским днем!  >>>
  • Глава 3. Взгляд в прошлое..   >>>
  • Музыкальная черепаха.  >>>

Анонсы:

Анонсы
  • Глава 7. Повезло ведь парню! >>>
  • Глава 5. Вот так джентльмен! >>>
  • Глава 3. Взгляд в прошлое.. >>>
  • Глва 1. Находка. >>>
  • Коварный изменник >>>






-----

Глава 18. Святая невинность


Лифт в это время спускался вниз. Где-то хлопнули его двери и тут же он стал подниматься вверх и остановился на восьмом этаже Из лифта вышел молодой человек, взглянул на номера квартир и стал стучать в дверь Настиной квартиры. Ксения Семеновна мельком посмотрела на него, уже находясь в лифте, двери которого тут же захлопнулись.
"Так вот он какой миллионер.- подумала женщина. - И правда, ничего особенного. Парень, как парень".
Из украшений у Насти была только нитка бус из жемчуга, подаренная свекровью. Причесав волосы, она присела на край кровати. Сердце бешено колотилось в груди, руки слегка дрожали. Правильно ли она поступила пригласив к себе собственного мужа? Ее все еще мучили сомнения. Но вот раздался нетерпеливый стук в дверь. Она вздрогнула, подскочила с кровати, и все сомнения тот час улетучились.
- Антонио! Антонио! - она бежала к двери.
- Настя, я здесь, - послышалось за дверью.
Распахнулась дверь. Антонио на мгновение растерялся, увидев свою жену в свадебном наряде, но, перешагнув через порог, заключил ее в свои объятья.
- Любовь моя, наконец-то, ты позвала меня! Как я ждал этого момента, - говорил он, целуя ее волосы, глаза, шею, губы. - Неужели это правда? Я никак не могу поверить в свое счастье. - Он подхватил ее на руки.
В большой комнате совершенно не было мебели, и он медленно стал кружиться в темпе вальса с нею на руках.
- Я безумно счастлив. Ты теперь моя жена. Куда нести тебя?
- В соседнюю комнату, - прошептала она, хмелея от его поцелуев и ласк.
Он понес ее в соседнюю комнату, толкнул локтем дверь и остано-вился в изумлении, прислонившись к дверному косяку. Нежный аромат роз всех цветов и оттенков наполнял всю комнату. Он опустил ее на но-ги, взял в ладони ее лицо, заглянул в глаза.
- Милая моя Настенька, лучше сказать о своей любви ко мне ты бы уже не смогла. Я просто потрясен, нет, ошеломлен, - его голос слегка охрип, а глаза излучали столько любви, что не передать словами. - Я люблю тебя, дорогая! Я безумно люблю тебя, моя милая Настенька!
Он стал нежно целовать ее, слегка касаясь губами ее губ, щек, шеи, глаз. Но эти нежные поцелуи несли в себе столько скрытой стра-сти, что ее тело откликалось горячей волной на каждое прикосновение его пылающих губ.
- Тони! Мой сладкий Тони! Как я жаждала твоих поцелуев. Как я мечтала о них еще в Сочи.
Силы покидали ее. Она обвила руками его шею, прижимаясь к нему всем телом. Его руки заскользили по ее наряду. Наконец, он нащупал замок молнии на спине и расстегнул. Платье стало медленно сползать с ее плеч и с тихим шорохом упало к ее ногам. Пока она стояла в пене воздушных кружев, он срывал с себя одежду. Его глаза затуманились, и не в силах больше сдерживать себя он порывисто освободил ее от оставшейся одежды. Все остальное произошло в полном молчании и на-столько молниеносно, что они опомнились, когда все было позади. И только тогда к нему вернулся дар речи.
- Любимая, прости меня за несдержанность, - проговорил он, нежно целуя ее. - Я не должен был так поступать. Я же прекрасно знал, что это у тебя в первый раз. Но ты так измотала меня своей недоступностью, что я потерял над собой контроль.
- Все хорошо, любимый! Этот ураган уже прошел. Я все выдержала.
- Я сделал тебе больно?
- Но я ведь осталась жива, улыбнулась она, отвечая на его поцелуи.
- Тебе хорошо было со мной?
- Я еще ничего не поняла, мой сладкий Тони. Но мне так хорошо в твоих объятьях. От тебя исходит приятное тепло.
- Сейчас все поймешь, моя радость, - он стал неистово ее целовать, лаская руками все тело.
Теперь он не торопился, стараясь довести ее до такого состояния, чтобы в ней проснулась страсть и желание. Его руки скользили по ее нежному бархатистому телу. Стесняясь своей наготы и его откровенных ласк, она прикусила нижнюю губу и закрыла глаза, прислушиваясь к тем переменам, которые происходили в ней. Но это была всего лишь прелюдия. Антонио умышленно обходил эрогенные зоны, стараясь про-длить удивительную игру, которая так нравилась им обоим. Но вот его рука коснулась ее груди. Она вздрогнула и удивленно посмотрела на него. Яркий румянец окрасил ее щеки, губы слегка приоткрылись.
- Что такое, Настенушка? - спросил он, и, не дожидаясь ответа, закрыл ее рот своими губами.
Она издала едва слышный стон и обвила его тело, словно виноградная лоза.
- О, мой любимый, я больше не могу, - прошептала она в изне-можении между поцелуями. Ты разжигаешь во мне такой огонь, о существовании которого я и не предполагала. Я так хочу тебя, не тяни, мой Тони!
Теперь их страсть была обоюдной, они отдались любви, и длилось их соитие до бесконечности, пока оба , тяжело дыша, не откинулись на разные подушки. Они долго молчали, переживая происшедшее. Первой нарушила молчание Настя. Она повернулась к нему, нежно поцеловала и сказала:
- Тони, как это было прекрасно! Я даже представить себе не могла, насколько восхитительна любовь. Ты лежи, моя радость. Я сейчас накрою на стол. Мы с тетей Ксеней приготовили великолепный ужин.
- Стася, не уходи! - взмолился он. - Ты подарила мне такое незабываемое мгновение, я так счастлив, что не могу поверить в реаль-ность происходящего.
- Я никуда не ухожу, любимый, - она поцеловала его в висок. - Я буду рядом, на кухне. Ты ведь с дороги, тебе надо поесть.
- Подожди немного, любимая! Дай прийти в себя! Я пойду вме-сте с тобой, - он взял ее руку и стал целовать. - Я больше ни на се-кунду не расстанусь с тобой. Я так долго ждал этого часа, любимая.
- Нет уж. Ты отдохни немного. Я быстро вернусь. - Она вырва-ла руку и скрылась за дверью.
Антонио лежал и улыбался. Он был безмерно счастлив. Вскоре вернулась Настя и увидела на простыне кровавое пятно.
- Антонио, что за шутки? - возмутилась она. - Ты опять порезал палец?
Он непонимающе посмотрел на нее.
- Ты с чего взяла?
- А это что? - указала она на пятно. - ведь простынь совсем новая. Я только вчера постелила ее.
Увидев кровавое пятно и глянув в ее невозмутимые глаза, Антонио заразительно расхохотался.
- Чего смеешься? А ну, вставай! Надо скорее застирать, - она подняла край простыни и дернула.
- Дорогая, ты посмотри на свои ножки выше колен, - сквозь смех проговорил он.
Настя глянула вниз, покраснела, схватила комбинацию и прикры-ла ею ноги.
- Антонио, критические дни у меня закончились еще на прошлой неделе. Почему я в крови?
- Иди ко мне, моя святая невинность. Я тебе на ушко все объяс-ню.
Объяснение началось с поцелуев и растянулось на целый час. Наконец, Антонио поднялся с кровати, взял на руки жену и спросил:
- Где кухня? Я чертовски голоден.
- Прямо по коридору, а потом налево.
К этому времени все остыло, но их это нисколько не огорчило. Они набросились на еду, с большим аппетитом поглощая ее. Утолив первый голод, Антонио сказал:
- Завтра же улетаем в Москву. Я сменил квартиру на трехкомнатную, уже обставил мебелью. Остановка за тобой.
- Я не поеду с тобой, милый.
- То есть, как это не поедешь? Ты же теперь моя жена и должна всегда быть рядом со мной.
- А вот так, дорогой! И не поеду. А то, что я твоя жена, не имеет никакого значения. Я поступила в университет, и теперь никто и ничто не помешает мне учиться. Я всю жизнь мечтала об этом. Когда моя меч-та осуществилась, я претворю ее в жизнь. Я буду учиться.
- С таким же успехом ты можешь учиться в Москве, - предло-жил свой вариант Антонио.
- С таким успехом я не смогу там учиться. Я уже договорилась с ректором, что с первого сентября начну сдавать экзамены за первый курс. За неделю я вполне управлюсь. Может быть, я управлюсь за более короткий срок. Где-то к новому году я буду уже на третьем курсе.
- Настя, к чему такие темпы? Ты хоть представляешь, какую гору литературы тебе придется перечитать? Нельзя так надрывать себя.
- Представляю. Даже очень хорошо представляю. Ты думаешь, что прошедшие три года я напрасно потеряла? Да я уже всю программу прошла за три курса. Я же тебе совсем не рассказывала, что у меня есть хорошая подруга, которую зовут Ирой. Она жила вместе со мной у тети Ксени. Я вместе с ней ходила на лекции в университет. Она приносила из университетской библиотеки учебники, по которым мы вместе зани-мались. Я все перечитала от корки до корки. Сейчас у меня нет учебников, но я сохранила ее конспекты, которых мне вполне достаточно, что-бы освежить все в памяти. Я тебе неоднократно говорила, что учиться на историческом факультете было моей заветной мечтой. Я к этому стремилась упорным трудом. Знания сами в голову не придут.
- Анастасия, ты сразила меня наповал. Неужели ты так влюблена в историю? Неужели для тебя больше ничего не существует?
- Раньше не существовало. А теперь у меня есть еще ты.
- Спасибо за откровенность. Значит, у тебя теперь есть история и я? Так?
- Все правильно.
- И чему же ты отдаешь предпочтение?
- Конечно, истории, - невозмутимо произнесла Настя. - Иначе и быть не может.
- А как же я? - совсем растерялся Антонио.
- А ты будешь рядом. Одно другому не помеха, любимый, - она улыбнулась и поцеловала его в губы.
- Настенька, но я ведь не смогу все время быть рядом с тобой. Я ведь тоже учусь.
- Понимаю, дорогой. Но годик вполне можешь потерпеть. За этот год я закончу четыре курса. На пятый курс постараюсь перевестись в Москву. На следующий учебный год мы с тобой оба будем пятикурсни-ками. А что касается наших встреч, то будем летать друг к другу в гос-ти.
- Я не выдержу такой жизни, - раздраженно проговорил Анто-нио. - Я хочу быть с тобой все время, каждый день, каждую ночь.
- Если очень любишь меня, то ради моей мечты выдержишь, - уверенно проговорила Настя. - Ты должен уважать мои стремления к заветной цели. Ведь всего год, всего один год надо потерпеть. Я очень буду стараться, вот увидишь. А потом мы никогда не будем расставаться. Я тебе это обещаю. Ты будешь чай или кофе?
- Добавь мне еще жаркое. Уж очень вкусно.
- Давай, я его подогрею, оно еще вкуснее будет. Это тетя Ксеня готовила. Она когда-то поваром работала. - Настя включила газ под кастрюлей, заодно и под чайником. - Это по ее совету я поступила в кулинарное училище. Ее довод в пользу этой профессии был тот, что хоть работа и не денежная, зато всегда будешь сыт.
- Стасенька, скажи, пожалуйста, - он привлек ее к себе, обнял за талию, утопил свое лицо в ее груди. Она погладила его черные мягкие волосы.
- Что тебе сказать, любовь моя?
Он поднял голову, посмотрел в ее глаза.
- Почему именно история так тебя увлекает?
Она поцеловала его в губы, взяла его лицо в ладони.
- Мой милый Тони, разве можно ответить на подобный вопрос? Почему вдруг человек посвящает всю свою жизнь музыке или живописи? Почему некоторые стремятся стать артистами? Почему других ув-лекает математика? Это одержимые люди. Их немного, но на них дер-жится все общество. Остальным безразлично, кем быть и где работать. Вот Ира, моя подружка… Ой, извини, уже закипело. - Она выключила газ и стала наполнять тарелки едой. - На, ешь, - поставила перед му-жем полную тарелку, села напротив и принялась за еду.
- Стасенька, ты что-то начала говорить о своей подруге, - на-помнил Антонио.
- Да. Так вот, знаешь, почему она поступила на исторический факультет?
- Почему?
- Ей было абсолютно все равно, куда поступать. Если бы ее родители не настаивали, чтобы она училась, то она вообще бы не поступала. А исторический факультет она выбрала только потому, что там не надо сдавать математику, химию и физику. Вот она как раз из тех, кто никогда не будет одержимым. После окончания университета будет работать в школе, бесталанно преподавать детям историю. Она ни в одно детское сердечко не посеет искорки любви к своему предмету. Конечно, если не встретит одержимого этим предметом школьника.
- Как она хоть учится, если не любит историю?
- Если бы не я, то была бы сплошной троечницей. Я занималась вместе с ней и заставляла все мне рассказывать. Вначале она сердилась, грозилась, что уйдет на другую квартиру, но потом смирилась. После первой четверки на экзамене она прыгала от радости. Я все эти годы вместе с ней ходила на лекции.
- Но ты училась в кулинарном училище. Как же ты все успевала?
- Ты много видел медалистов, поступивших в училище? Вот то-то. Мне все прощали, так как я училась лучше всех.
- Тогда почему ты не стала работать поваром?
- Где? Столовые закрыты. В одном ресторане согласились взять меня при условии, если я буду оказывать им услуги иного рода.
- Это что еще за услуги? - не понял Антонио.
- Не понял? Святая наивность! Я должна была спать с ними.
- Подлецы! - Антонио стукнул кулаком по столу. - И что ты ответила этим негодяям?
- Ничего. Повернулась и ушла. А потом стала торговать на рынке вместо тети Ксени. Она меня товаром снабжала, а я торговала.
- Как же ты на лекции в университет ходила? Тебя не выгоняли?
- Что ты! Студентов много, преподаватели их не знают. Я с Ирой обычно садилась в заднем ряду. Никто на меня не обращал внимание. Только один раз я чуть не попалась. Это было уже на третьем курсе, ко-гда началась специализация по предметам. Ира выбрала древнюю Грецию. Однажды она в таком восторге вернулась домой Я ее никогда такой не видела. Она стала рассказывать, что "Древнюю Грецию" читает Мещеряков, ректор университета. Вот я и решила его послушать. Понимаешь, все преподаватели раскроют перед собой записи и два часа читают по ним, не поднимая головы. Им бы отчитать и уйти поскорее. А Иван Филатович совсем на такой. Он пришел в аудиторию без единой бумажки. Как он читал! Антонио, мне не передать этого. Все студенты записывают, я а, как дура, раскрыла рот и не сводила с него глаз. Он все время ходил взад-вперед, заложив руки за спину. Но вдруг он увидел меня и стал читать свою лекцию только мне одной. Понимаешь, Антонио, мне в те минуты казалось, что наши сердца бьются в унисон. Я поняла, что этот человек одержим историей. Она составляет суть его жизни.
Настя замолчала, посмотрела на свою тарелку и увидела, что жар-кое так и осталось нетронутым и уже остыло. Она поковырялась в нем вилкой и отодвинула в сторону.
- Что было дальше, Стасенька? - Антонио был взволнован ее рассказом.
- Ничего. Когда прозвенел звонок на перемену, я опомнилась и поняла, какую оплошность совершила. А если бы он спросил мою фа-милию и узнал, что я не студентка? Я ушла с лекции. Когда Иван Фила-тович вернулся в аудиторию, то сразу обнаружил мое отсутствие и по-требовал от старосты, чтобы она назвала имя студентки, которая ушла с его лекции. Но оказалось, что все студенты были на месте. Потом Ирина посоветовала мне перекрасить волосы и продолжать ходить на его лек-ции, но делать вид, что старательно записываю за ним лекцию. Я так и сделала и еще три раза слушала его. Когда он был ко мне лицом, я низко опускала голову, чтобы он не увидел моих глаз. А потом я смотрела ему в спину. И знаешь, он чувствовал это. Он сам мне в этом признался, ко-гда пришла я к нему на прием, чтобы поступить в университет. Он даже перечислил названия лекций, на которых я присутствовала. Все пра-вильно. Антонио, я такая счастливая! И это благодаря тебе. Я буду настоящей студенткой исторического факультета благодаря его Величест-ву Случаю, который свел нас в одном купе.
- Ох, и злился я на тебя тогда! Я считал тебя такой нахалкой! -Антонио доел жаркое и отодвинул тарелку. - А ты почему не доела?
- Я не хочу больше.
- Тогда дай, я доем. Так вкусно. - Он взял ее тарелку и снова принялся за еду.
- А когда ты изменил обо мне свое мнение? - спросила Настя, любуясь мужем.
- В тот же вечер. Я проснулся, ты уже спала, а свет не выключи-ла. И тут я увидел книгу о Греции. Я полистал ее и был очень удивлен, что такая молоденькая девушка читает не любовный роман, а такую серьезную литературу. Вот тогда-то я и рассмотрел тебя внимательно.
- Вот видишь, опять его Величество Случай подсунул мне эту книгу. Если бы не тот безденежный пенсионер, который носил по рынку книги и почти за бесценок предлагал их всем, то ты не обратил бы на меня внимание.
- Да. И остался бы без такой замечательной невесты.
- Скажи, Антонио, а когда ты понял, что любишь меня?
- Понимаешь, Стасенька, впервые мое сердце заныло, Когда я увидел тебя в свадебном наряде. Я и не предполагал, что ты такая красивая. Но сжалось оно, когда я понял, что ты девственница. Это было на следующий день после так называемой брачной ночи, когда ты так искренне удивлялась, что я испачкал своей кровью постель. Окончательно я был сражен в тот момент, когда в номер вошли люди, а ты говорила мне шепотом: "Антонио, любовь моя! Я безумно люблю тебя! Я так хочу быть твоей женой по-настоящему. Я желаю твоих объятий"! В этот момент что-то со мной произошло. Я верил и не верил тебе, но ты говорила так искренне, что с каждым твоим словом во мне закипала кровь.
- Ты тогда сказал мне: "Анастасия, опомнись"! и целовал мои пальчики.
- Да. Ты погладила меня по голове, провела пальчиком по моим бровям, а потом прикоснулась к моей пылающей щеке. Тебя спасло то-гда только то, что в номере были посторонние люди.
- Которые пришли проверить нашу постель, - закончила она его мысль.
- Да. А потом ты сказала: "Антонио, у меня не будет больше случая, сказать об этом. Я люблю тебя! Я еще никого никогда не любила. Ты самый сильный, самый красивый и безгранично желанный". Аот с того самого момента я пропал окончательно. Я готов был ползать на коленях у твоих ног только за один невинный поцелуй в щечку. Я готов был целовать землю, по которой ступали твои прекрасные ножки. Но ты оказалась такой недосягаемой, что я с каждым днем терял надежду и окончательно потерял в Москве, когда провожал тебя в Саратов. Но ты тогда попросила меня, чтобы я тебя поцеловал. В своем поцелуе ты выразила все свои чувства, которые так тщательно и так долго скрывала. Тогда я воспрянул духом и поверил, что те слова, которые ты мне говорила тогда, после так называемой брачной ночи не были игрой, ты действительно говорила правду. Я стал ждать и надеяться. И вот я здесь, моя любимая, ненаглядная Анастасия. Теперь ты моя жена не только на бумаге. Иди ко мне, моя любимая! - Он потянул ее за руку, привлек к себе и усадил на колени.
Дрожащими руками он ласкал ее грудь, осыпая поцелуями. Она закрыла глаза и отдалась воле его сильных рук и жадных поцелуев, издавая легкие стоны, когда горячая волна затмевала сознание. Наконец, он подскочил на ноги с нею на руках и почти бегом понес в спальню.
Накал любовной страсти долго не угасал. Они то неистово ласкали друг друга, то самозабвенно отдавались безумству любви. А со всех сторон на них смотрели розы. Многие из них не выдержали, сникли, опустив роскошные головки. Только перед рассветом молодые супруги угомонились и заснули, разметавшись по широкой постели.
Антонио проснулся довольно поздно. Не открывая глаз, пошарил рукой по постели. Обнаружив, что жены нет рядом, сел, протирая глаза. Посмотрел на поникшие розы, улыбнулся. Настю он нашел на кухне с конспектом в руках. На столе перед ней лежали еще несколько толстых тетрадей.
- Ты чего сбежала от меня, любовь моя?
- Я не могу столько спать. У меня через три дня начнутся экзамены. Мы сейчас с тобой поедем в университет.
- Настя, после такой ночи у тебя еще хватит сил пойти в универ-ситет? Это же безумие! Тебе надо находиться в постели и отсыпаться. Далеко твой университет?
- Надо ехать на двух трамваях. Это займет больше часа.
- Для этого существуют такси, дорогая. Привыкай тратить деньги и экономить время. Что у тебя припасено на завтрак? - Он оглянул-ся вокруг и не обнаружил холодильника. - У тебя нет еще холодильника? Надо сегодня же купить.
- Вон сковородка на плите, - Настя кивнула головой в сторону. - Разогрей себе. Я уже поела. Включи газ под чайником. Я тоже попью чаю. Мне, пожалуйста, не мешай. Я скоро закончу.
Завтракал Антонио в полной тишине, не сводя глаз со своей жены. Она перелистывала страницы, бегло их просматривала, иногда задерживалась на каком-либо абзаце. Захлопнув тетрадь, облегченно вздохнула, глянула на мужа, улыбнулась.
- Зачем нам ехать в университет? - наконец, Антонио получил возможность задать вопрос.
- Я хочу повидать Ивана Филатовича. Надо уточнить день сдачи первого экзамена и их последовательность.
- А ты сама напиши расписание, в какой последовательности ты бы хотела сдавать экзамены. Ему будет так легче решить этот вопрос.
- Правильно, я так и сделаю. Я их буду сдавать в алфавитном порядке. Начну с археологии, потом будет библиография, краеведение и так далее. Только вот не знаю, как быть с английским языком. Ирина вообще хромала по этому предмету , и у меня не было хорошей практики разговорной речи.
-Я бы помог тебе в этом вопросе, но у меня слишком мало времени для общения с тобой на английском языке. Давай наймем тебе хо-рошего учителя, и все вопросы на эту тему будут решены.
- Это идея. Так и сделаем. Иван Филатович может мне посовето-вать кого-нибудь, может быть, прямо из университета с кафедры английского языка.
- Тебе незачем говорить об этом с ректором. Просто сама сходи на кафедру английского языка и договорись за хорошую плату. И с экзаменами по истории тебе необходимо договориться не с ректором, а с деканом исторического факультета.
- Но все мои документы оставил у себя ректор и сказал, что лично займется моим вопросом. О декане он ничего не говорил. Налей мне чая. Сейчас попьем и пойдем.
- Тебе надо купить нарядов, - заметил Антонио, разглядывая ее простенькое платье, в котором она собралась идти в университет.
- Зачем? Тряпок у меня хватает, - невозмутимо ответила она.
- Тряпок, может быть, и хватает, а красивых и элегантных нарядов у тебя совсем нет. Ты не должна забывать, что ты теперь жена мил-лионера и должна соответствующим образом выглядеть. И ты будешь так выглядеть.
- Разве я плохо выгляжу? - обиделась она.
- Не обижайся! Ты выглядишь великолепно в любом наряде, а особенно без него, - улыбнулся он. - Но ты моя жена, и я хочу, чтобы ты покупала себе наряды не на рыночных прилавках, а в элитных магазинах. Не лишь бы что, а самые лучшие и самые модные вещи. Ты должна быть самой красивой и элегантной женщиной.
- Мне собственно все равно, что носить. Я не тряпичница, за модой не гонюсь и в ней совершенно не разбираюсь. Но если ты так настаиваешь, буду послушной и полагаюсь на твой вкус.- Она допила последний глоток чая и встала из-за стола. - Пойдем, Антонио. У нас очень мало времени на разговоры.

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права принадлежат Вере Боголюбовой, при использовании материалов сайта активная ссылка на этот сайт обязательна