Запомнить этот сайт
Рекомендуем:

Анонсы
  • Глава 8. Да, парень, ты влип >>>
  • Глава 6. Прогулка по пшеничному полю >>>
  • Глава 4. Любительница анекдотов >>>
  • Глава 2. Первая любовь >>>
  • Музыкальная черепаха. >>>





Проза и обсуждения


Случайный выбор
  • Глава 7. Дорожные приключения  >>>
  • Глава 11. Брачная ночь  >>>
  • Глава 17. Удивительная рыбалка  >>>

Анонсы:

Анонсы
  • Глава 7. Повезло ведь парню! >>>
  • Глава 5. Вот так джентльмен! >>>
  • Глава 3. Взгляд в прошлое.. >>>
  • Глва 1. Находка. >>>
  • Коварный изменник >>>






-----

Глава 12. Представление


Девушка тяжело вздохнула и обречено закивала головой. За окном послышался шум подъезжающих машин. Молодые подошли к окну. К гостинице подъехало с десяток машин разных марок, из которых вышло много празднично одетых людей. Антонио поспешно снял бинт с паль-ца, скомкал его и сунул в карман брюк.
- Начинается представление, - улыбнулся Антонио. - Ты гото-ва к спектаклю, любовь моя?
- Готова, - ответила она в улыбкой, - даже без репетиций.
Они сели на диван. Антонио взял ее правую руку и увидел обру-чальное колечко.
- Любовь моя, - с дрожью в голосе произнес он, - Ты так пре-красна! Я безумно люблю тебя!
- Тони, ты переигрываешь. Ты так искренне говоришь, что я мо-гу поверить.
- Ты все равно не поверишь, ведь это всего лишь игра, но другие обязательно должны поверить. Поэтому постарайся, любовь моя, чтобы все было правдоподобно.
По коридору послышались осторожные многочисленные шаги. Девушка напряглась, съежилась.
- Расслабься, любовь моя! Здесь никого нет и не будет. Нас толь-ко двое, ты и я. Улыбнись! Вот так лучше. Не поворачивай головы, что-бы ни случилось. Для тебя весь мир замкнулся только на мне.
Настя успела заметить, что в дверях поворачивается ручка. Она глянула в глаза Антонио, и весь мир погас для нее. Перед ней были его бездонные глаза, которые смотрели на нее с такой любовью, что кровь закипела во всем ее теле, хмель любви затуманила ее сознание. Теперь слова сами слетали с ее уст, ей не надо было притворяться.
- Антонио, любовь моя! Я безумно люблю тебя! Я хочу быть твоей женой по-настоящему. Я жажду твоих объятий, я…
Юноша изменился в лице. Он хотел верить ее словам, но боялся, так как это была всего лишь игра, придуманная им. Но то, что говорила девушка, переходило всякие рамки.
- Анастасия, опомнись, - прошептал он, страстно целуя ее пальчики.
Теперь действительность сузилась настолько, что он видел только ее лицо, ее губы, которые шептали невероятные слова. Между тем но-мер наполнялся людьми. Все молча стояли, наблюдая за молодыми. Настя протянула левую руку к его лицу, погладила волосы, провела пальчиком по его бровям, тыльной стороной ладони притронулась к его пылающей щеке.
- Антонио, у меня не будет больше случая сказать тебе об этом, - шептала она. - Я люблю тебя. Я еще никогда никого в жизни не не любила так сильно, как тебя. Ты самый сильный, самый красивый и без-гранично желанный. - В ее глазах блестели слезы, но они излучали столько любви, что парень растерялся.
- Настенушка, любовь моя! Я люблю тебя, моя нежная, самая прекрасная и желанная! Я безумно люблю тебя! Я это понял еще вчера, когда увидел тебя в подвенечном платье. Какое счастье, что я повстре-чал тебя! Я самый счастливый человек на земле!
Он непроизвольно потянулся к ней, чтобы поцеловать эти губы, которые шептали поразительные слова, обещая ему неземное блаженст-во. Девушка тоже потянулась к нему. И в тот момент, когда их уста должны были соединиться, раздались оглушительные аплодисменты. Молодые люди вздрогнули, вскочили с дивана, возвращаясь к реально-сти бытия. Настя покраснела, закрыла лицо руками и, не найдя ничего более подходящего, спряталась в объятьях Антонио. Он сильно прижал ее к себе, стараясь защитить от всех.
- Кто вам позволил войти в номер без стука? - Его гнев был на-столько натурален, что это только подзадорило веселую компанию Все в вихре завертелись вокруг них. Люди танцевали, пели, смеялись. Кто-то подхватил их с обеих сторон и в общем потоке выплеснул на улицу. Там их встречали аплодисментами, где-то играла музыка. Молодых по-садили в белую "Волгу", усыпанную внутри лепестками алых роз.
- Все получилось, дорогая! - шептал Антонио девушке, касаясь губами ее волос. - Эти лепестки говорят о многом. Они видели нашу постель.
Ее головка покоилась у него на груди. Она прислушивалась к учащенному биению его сердца. Ей было хорошо и уютно рядом с лю-бимым. Он нежно целовал ее волосы, лаская руками, прижимал к себе.
Снова кошмар застолья, музыка, танцы. Теперь играли два оркест-ра, сменяя друг друга. На молодоженов никто уже не обращал внима-ния.
- Давай сбежим отсюда, - предложил Антонио.
- Куда? - удивленно спросила она.
В гостиницу. Я хочу побыть с тобой наедине. Мне нужно многое сказать тебе.
- Успеешь, - осадила она его. - Мы ведь теперь муж и жена. О чем мы можем говорить с тобой? Мы уже все сказали друг другу. Разве неправда? - она лукаво глянула на него.
- Я тебя не понимаю, Стася. Прости, Настя. Разве то, что ты го-ворила мне в номере, неправда?
- А что я тебе говорила в номере? Я уже не помню. Ты же сам за-ставил меня, чтобы я тебе шептала нежные слова, которые придут мне на ум. Или я что-нибудь не так сказала? Запомни, у нас все фиктивное, мнимое, не соответствующее действительности. Ты тоже говорил мне нечто потрясающее, во что трудно поверить. Так что успокойся, люби-мый, и давай повеселимся на собственной свадьбе. Спасибо, что она не фиктивная. Здесь все продукты настоящие, даже вино настоящее. Тебе налить? Не хочешь? А я попробую чуток.
- Настя, это не вино, это коньяк, - предупредил Антонио, уви-дев в ее руках бутылку.
- Какая разница? - Она налила себе полную рюмку. - Посмот-ри, как красиво танцует твоя мама. С кем это она?
- Со своим мужем.
- Какой красивый мужчина! - восхищенно произнесла она, не-заметно заменив рюмку другой с каким-то напитком. - Ух! - выдох-нула она, поставив пустую рюмку на стол. - Какая прелесть!
- Настенька, ты выпила коньяк?
- А что такого?
- Но ты же опьянеешь сейчас.
- Я? С чего ты взял? Я от коньяка не пьянею.
- Хватит, - твердо заявил он. - Пойдем, прогуляемся. Тут не-далеко есть сквер.
В сквере в это время народу почти не было. Они сели на скамейку.
- Ты что себе позволяешь? - начал сердито выговаривать Анто-нио. - Ты зачем выпила коньяк?
- Я? С чего ты взял, что я выпила именно коньяк. Пока ты любо-вался, как танцует твоя мама, я подменила рюмку.
- Тогда зачем ты меня обманываешь?
- Любимый мой Тони, - капризно произнесла она, - мне на-доело быть там.. Но я не знала, как вытащить тебя оттуда. Вот я и при-бегла к этой маленькой хитрости. Коньяк спокойно остался стоять на столе. Я же теперь замужняя женщина и без мужа не могла уйти оттуда.
Выражение лица Антонио постепенно менялось. Он улыбнулся.
- Плутовка, - произнес он и пальцем слегка ударил ее по носу, - пойдем, погуляем по городу. - Он обнял ее за плечи. - Мне тоже надоело там, но я не сообразил, как покинуть ресторан. Пойдем к морю.
- Пойдем, - обрадовалась Настя. - Я еще ни разу в жизни не видела море. Я так мечтала об этом.
Море приветствовало их бирюзовой гладью воды. Был полнейший штиль. Едва заметные волны с нежным шепотом накатывались на золо-тистый песок. По небу летали белокрылые чайки.
- Какая сказка! - восхищено произнесла Настя. - Жаль, что я не художник, эта картина так и просится на холст.
- Да. Сегодня море необыкновенно спокойное и красивое, - со-гласился с ней Антонио. - Но оно никогда не бывает одинаковым. Вот накатит легкий ветерок, и все изменится. А если ветер будет сильнее, то оно начинает волноваться, становится грозным и опасным. А в сильный шторм к этому разгневанному великану лучше не подходить близко. Но я люблю в штормовую погоду смотреть на море: у меня создается такое впечатление, что оно вливает в меня силы. Я тогда часами любуюсь им. Если бы можно было эту силу покорить, то человечество получило бы неиссякаемый источник энергии. А вообще-то в любое время года вид моря просится на холст. И каждый раз картина неповторимая и пре-красная.
- Как красиво ты говоришь, Тони. Ты так хорошо знаешь море?
- Я же вырос на море и видел его всяким.
- Давай подойдем к самой воде, я потрогаю его рукой, - попро-сила девушка.
- Давай, - они подошла к самой воде. Настя присела и стала по-лоскать в море руки. - Мы завтра с тобой пойдем на пляж и будем ку-паться, - сообщил Антонио.
- Тони, а ты не можешь оставить меня в покое? - возмущенно произнесла она.
- Нет, любовь моя. Мы теперь муж и жена. Я от тебя ни на шаг.
- Вот навязался на мою голову репей колючий! Зачем я только согласилась на эту авантюру?
- А здорово получилось, правда? Зато теперь у тебя будет квар-тира в Саратове, а я получу свои миллионы.
- А когда ты дашь мне обещанные деньги?
- Если хочешь, то завтра. Я считаю, что лучше в долларах. Или я могу выписать тебе кредитную карточку, вот такую, - он вынул из внутреннего кармана пиджака пластиковую карточку. - Ты с нее мо-жешь снять нужную сумму в любом банке России.
- Нет. Лучше долларами. Это большой объем денег?
- Ты видела десять тысяч рублей в сотенных купюрах?
- Нет. Я такой суммы даже в руках не держала.
- А тысячу рублей в десятирублевых купюрах?
- Это я видела.
- Вот таких размеров будет две пачки. Завтра понедельник, и я с тобой рассчитаюсь.
- И оставишь меня в покое?
- Э, нет! Не надейся! Ты моя жена. Покой тебе будет только сниться.
Он протянул руку к ее волосам и поправил какую-то прядь. Боже! Какие ласковые у него руки! Как ей хотелось прижаться к нему, не ра-зыгрывая никакой роли.
- В ресторане не обнаружили нашего отсутствия? - спросила она, стараясь скрыть свое смятение.
- Если обнаружили, то поймут, что мы хотим уединения. Но мы скоро вернемся туда. Вот нагуляемся у моря, проголодаемся и вернемся. Пошли, - он протянул ей руку. Она доверчиво вложила свою ладонь в его, и они пошли вдоль берега по самой кромочке суши и моря. Лени-вые волны пытались лизнуть их обувь. Позади на морском песке оста-вались их следы, которые старательно слизывали неугомонные волны.
Только к пяти вечера, уставшие и голодные, они вернулись в рес-торан, где не утихало веселье. Их отсутствие никто не заметил, как не заметил и их появление. Они сели на свое место, и тут же к ним подо-шел официант, сменил посуду, убрал стол и предложил шашлык. Анто-нио попросил сухого вина. Настя окинула внимательным взглядом зал.
- А народу поубавилось, - заметила она, - в зале сравнительно свободно.
- Они гуляют по городу. К вечеру снова соберутся и будут про-должать до утра.
- И мы будем все время сидеть здесь? - в ужасе спросила Настя.
- Нет, дорогая, - успокоил ее Антонио. - Теперь никто нами не интересуется. Мы свободные люди и можем в любое время уйти. А по-чему сегодня нет твоей тети?
- Она отказалась участвовать в этом спектакле. Только она ведь все знает.
Официант принес вино и закуски.
- Будьте осторожны, предупредил он. - Шашлык очень горячий, только с мангала.
- Спасибо! - поблагодарил Антонио. - У меня к вам просьба.
- Слушаю вас, - склонился в почтении официант.
- Мы хотим взять с собой несколько порций шашлыка, бутылоч-ку шампанского и белого вина. Еще упакуйте каких-либо консервов. Можно красную или черную икру, печень трески, шпроты. Остальное по вашему усмотрению. Да, не забудьте положить немного хлеба. И еще пару бутылок "Пепси-колы" и что-нибудь из сладкого десерта.
- Сейчас все организуем. Вам когда все это нужно?
- Через полчаса.
- Все будет сделано! - официант удалился.
- Ты что задумал? - спросила Настя, отправляя в рот аппетит-ный кусочек мяса.
- Раз тетя не приехала сюда, то мы поедем к ней. Ты не возража-ешь, любимая?
- Тони, ты просто прелесть! Я безумно люблю тебя!
- Настя, ты продолжаешь играть свою роль или говоришь серь-езно? Я никак не могу тебя понять.
- Любимый мой Тони, я так вошла в роль, навязанную мне тобой, что уже не могу остановиться. Все это слова, к которым ты заставил ме-ня привыкнуть за такой короткий срок, для меня лишь пустой звук. Это хорошо выученная роль, которую я знаю наизусть.
- Всего лишь, - разочаровано произнес юноша, тщательно пе-режевывая мясо.
- А ты что хочешь?
- Честно сказать?
- Честно, - улыбнулась она, отпивая небольшой глоток вина.
- Я хочу твоей любви.
- Ишь, чего захотел! Мы так не договаривались! И не надейся, любовь моя!
- Неужели никакой надежды?
- Абсолютно никакой.
- Почему, Анастасия?
- Любовь не может быть односторонней. Она должна быть вза-имной, только тогда она делает человека счастливым. Любовь без вза-имности, это уже не любовь, а сплошные страдания.
- Ну, и язычок у тебя! Ты все показываешь в таком ракурсе, что мне трудно тебя переговорить.
- И не пытайся! Я ведь базарная торговка. Мне приходится раз-говаривать с самыми различными людьми.
Подошел официант с двумя увесистыми пакетами.
- Господин Макариос, я выполнил ваш заказ. Я поставлю пакеты у стола.
- Большое спасибо! Расходы включите ч счет свадьбы. 'Это ва-шим детишкам на конфеты, - Антонио протянул официанту десяти-долларовую купюру.
- Премного вам благодарен! - поклонился официант и удалился.
- Антонио, почему он назвал тебя Макариос?
- Это моя фамилия.
- Что? И у меня такая будет?
- Разве она тебе не нравится?
- Я не знаю. Макариос. Макариос Анастасия Петровна. Звучит? А как твое полное имя?
- Макариос Антонио Дионис.
- Дионисом зовут твоего отца?
- Да. Но имя отца у нас редко употребляется.
- А где мой паспорт?
- У меня. Он тебе нужен?
- Я хочу взглянуть на него и на свидетельство о браке.
- Я все покажу тебе, но дома у твоей тети. Поехали, - Антонио взял пакеты в руки.
- Антонио, можно, я заберу из гостиницы свое свадебное платье?
- Конечно. Оно твое. Можешь оставить его себе на память. - Они вышли из ресторана.
- Антонио, а что мне делать с бриллиантами?
- А где они сейчас?
- Я забыла их у тети.
- Завтра мы отвезем их к матери. У нее есть сейф. Такие ценно-сти нельзя хранить дома.
- Они дорого стоят?
- Там целое состояние. Но они теперь принадлежат тебе. Ты в любое время можешь их забрать.
- Нет! Что ты! Мне такой роскоши не надо. Я ведь фиктивная жена. Лучше подаришь их настоящей жене. А вот и такси.

 
К разделу добавить отзыв
Реклама:
Все права принадлежат Вере Боголюбовой, при использовании материалов сайта активная ссылка на этот сайт обязательна